Случайный афоризм
Главное призвание писателя - нести людям правду, учить и воспитывать их. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

которые Маккар иногда проводил в городе. Дверь была на запоре,  и  домик  их
казался необитаемым.  Жители  предместья,  решившие,  что  Маккар  соблазнил
Аделаиду единственно для того, чтобы ее обобрать, удивлялись, что годы идут,
а Маккар, все такой же оборванный, по-прежнему скитается по горам  и  лесам.
Может быть, чем  реже  они  встречались,  тем  сильнее  любила  его  молодая
женщина, а может быть, он не поддавался  ее  просьбам,  чувствуя  неодолимую
тягу к жизни, полной приключений. Ходили  разные  слухи,  но  никто  не  мог
сколько-нибудь разумно объяснить эту связь, возникшую и  продолжавшуюся  так
странно. Жилище в тупике св. Митра всегда было  наглухо  заперто  и  хранило
свою тайну. Догадывались, что Маккар бьет Аделаиду, хотя никогда  из  домика
не  доносилось  ни  малейшего  шума.  Не  раз  она  появлялась  с  синяками,
растерзанная,  с  растрепанными  волосами,  но  никогда  у   нее   не   было
страдальческого или хотя бы печального вида. Она и не пыталась скрыть  следы
побоев, она  улыбалась  и  казалась  счастливой.  Очевидно,  она  безропотно
подчинялась любовнику, и так они жили более пятнадцати лет.
     Аделаида, возвращаясь домой, находила там полный  разгром,  но  это  ее
ничуть не трогало. У нее совершенно отсутствовал всякий практический  смысл.
Она не знала цены вещам, не понимала необходимости порядка.
     Дети ее росли, как растут дикие сливы при  дороге,  по  воле  солнца  и
дождя. И дички, нетронутые ножом садовника,  не  подрезанные,  не  привитые,
принесли свои естественные плоды. Никогда природные наклонности не встречали
меньше стеснения, никогда маленькие, зловредные создания не  вырастали,  так
свободно  следуя  своим  инстинктам.  Они  катались  по  грядам  с  овощами,
проводили время на улице в играх и драках. Они воровали съестные  припасы  в
доме, ломали фруктовые деревья в саду, как хищные и крикливые злые духи, они
завладели всем домом, где царило безумие. Когда мать исчезала на целые  дни,
дети поднимали такой гам,  придумывали  такие  дьявольские  проделки,  чтобы
досадить окружающим, что соседи унимали их, грозя розгами. Аделаиду же  дети
ничуть не боялись, и если становились  менее  невыносимыми  для  окружающих,
когда мать бывала дома, то только потому, что они избирали ее своей жертвой.
Они пропускали уроки в школе пять-шесть раз в неделю  и  как  будто  нарочно
старались навлечь на себя наказание, чтобы поднять  рев  на  всю  улицу.  Но
Аделаида их никогда не била, даже  никогда  не  сердилась  на  них;  она  не
замечала ни шума, ни криков, вялая,  безразличная,  отсутствующая.  В  конце
концов, отчаянный гам трех озорников стал для нее потребностью, он  заполнял
ее пустую голову. Когда при ней говорили: "Скоро  дети  начнут  ее  бить,  и
поделом", - она кротко улыбалась. Что бы ни случилось, ее  равнодушный  вид,
казалось, говорил: "Не все ли равно!" О делах она заботилась еще меньше, чем
о детях. Участок Фуков за долгие годы этой безалаберной жизни превратился бы
в пустырь, но, к счастью, Аделаида поручила дело опытному огороднику. По до-
говору он участвовал в доходах и безбожно обкрадывал ее, о нем  Аделаида  не
догадывалась. Но тут была и своя хорошая сторона:  чтобы  побольше  украсть,
огородник старался извлечь больше прибыли из  участка  и  почти  удвоил  его
доходность. Законный сын, Пьер, с самых ранних лет главенствовал над  братом
и сестрой, - потому ли, что им руководил смутный инстинкт,  или  же  потому,
что он заметил, как относятся к ним посторонние.  В  ссорах  он  по-хозяйски
колотил Антуана, хотя и был слабее его. Урсуле же,  хилой,  жалкой,  бледной
девочке,   одинаково    доставалось    от    обоих.    Впрочем,    лет    до
пятнадцати-шестнадцати все трое тузили друг  друга  по-братски,  не  отдавая
себе отчета в глухой взаимной ненависти, не  понимая,  насколько  они  чужды
друг другу. И только достигнув  юношеского  возраста,  они  столкнулись  как
сознательные, сложившиеся личности.
     В шестнадцать лет Антуан вытянулся и стал долговязым малым,  в  котором
воплотились все недостатки Аделаиды и Маккара, как бы слитые воедино; все же
преобладали задатки Маккара, его страсть  к  бродяжничеству,  наклонность  к
пьянству, вспышки скотской злобы; но под влиянием  нервной  натуры  Аделаиды
пороки, проявлявшиеся у отца с какой-то полнокровной откровенностью, у  сына
превратились в трусливую и лицемерную скрытность.
     От матери он унаследовал полное отсутствие  достоинства  и  силы  воли,
эгоистичность чувственной женщины, не брезгающей самым гнусным  ложем,  лишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.