Случайный афоризм
Книга - друг одинокого, а библиотека - убежище бездомного. (Стефан Витвицкий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В  давние  времена  здесь  было  кладбище  св.  Митра,  провансальского
святого, весьма чтимого в здешних краях. Еще в 1851 году старожилы  Плассана
вспоминали о стенах старого кладбища, заброшенного  много  лет  тому  назад.
Земля, более века поглощавшая трупы, пресытилась смертью, и пришлось открыть
новое место погребения, на другом конце города. А старое кладбище  с  каждой
весной очищалось, покрываясь темной, густой растительностью.  Жирная  земля,
из которой заступ могильщика при каждом ударе извлекал человеческие останки,
оказалась невиданно плодородной. После майских дождей и июньского зноя травы
разрастались буйно, с дороги виднелись над стеною верхушки кустов, а  внутри
расстилалось темно-зеленое море,  глубокое,  усеянное  большими,  необычайно
яркими цветами. Чувствовалось, что внизу, во мраке, под сплетением стеблей в
сыром черноземе бурлят, поднимаются соки.
     В те времена достопримечательностью кладбища были  грушевые  деревья  с
узловатыми, искривленными сучьями; они приносили огромные плоды, на  которые
не позарилась бы, однако, ни одна плассанская хозяйка. Горожане  говорили  о
кладбищенских грушах с гримасой  отвращения;  но  мальчишки  предместья,  не
отличавшиеся брезгливостью, в сумерки ватагами взбирались на стены  и  рвали
груши, не давая им даже созреть.
     Кипучая жизненная  сила  трав  и  деревьев  быстро  переборола  смерть,
царившую на старом кладбище. Цветы  и  плоды  жадно  поглощали  человеческий
прах, и настало, наконец, время,  когда  до  людей,  проходивших  мимо  этой
клоаки,  доносился  только  терпкий  аромат   диких   левкоев.   Для   этого
понадобилось всего несколько весен.
     Тут город начал подумывать о том, как извлечь пользу  из  коммунального
достояния, пропадающего без толку.  Снесли  каменную  стену  вдоль  улицы  и
тупика,  выпололи  траву,  срубили  грушевые  деревья.  А  потом   перенесли
кладбище. Почву вскопали на несколько метров вглубь и свалили в угол  кости,
отданные землей. Мальчишки оплакивали  гибель  грушевых  деревьев,  но  зато
целый месяц катали черепа как шары, а раз ночью  досужие  шутники  привязали
человеческие кости ко всем дверным звонкам в городе. Безобразные выходки,  о
которых Плассан не забыл и  поныне,  прекратились,  когда,  наконец,  решили
захоронить кости в яме, вырытой на новом кладбище.  Но  в  провинции  работы
производятся с мудрой медлительностью, и жители  Плассана  в  течение  целой
недели наблюдали, как по улицам проезжает одна-единственная телега, перевозя
человеческие останки навалом, точно строительный мусор. Хуже всего было  то,
что с телеги, которая тащилась через весь город и тряслась  по  ухабам,  при
каждом толчке сыпались  кости  и  комья  жирной  земли.  Останки  перевозили
неторопливо, с грубым равнодушием; и помину не было о религиозной церемонии.
Никогда еще город не испытывал такого омерзения.
     Прошло много лет, но бывшее  кладбище  св.  Митра  по-прежнему  внушало
ужас. Пустырь у проезжей дороги, открытый всем и каждому,  все  еще  не  был
заселен, и скоро им снова завладели сорные травы. Город рассчитывал  продать
его под застройки, но покупателей не находилось. Возможно, что их отпугивало
воспоминание о груде костей и о той одинокой телеге, которая тащилась взад и
вперед по улицам, навязчиво, как дурной сон. Вернее  же,  причину  следовало
искать  в  обычной  провинциальной  лени  и  косности;  провинция  боится  и
разрушения и созидания. Так или иначе, город оставил участок за собой  и,  в
конце концов, забыл о том, что хотел его продать. Пустырь  даже  не  обнесли
забором - входи, кто хочет. И  вот  с  годами  к  заброшенному  месту  стали
привыкать; люди отдыхали на траве у  края  пустыря,  проходили  через  него,
обжили его. Ноги прохожих вытоптали травяной  ковер,  земля  стала  серой  и
твердой, и бывшее кладбище начало походить на плохо утрамбованную площадь. А
чтобы окончательно изгнать из памяти обывателей неприятное воспоминание,  их
незаметно, исподволь, подготовили к перемене названия: сохранили только  имя
святого, присвоив его также и тупику в углу пустыря;  так  возникли  площадь
св. Митра и тупик св. Митра.
     Все это было  давно.  Вот  уже  тридцать  лет  как  площадь  св.  Митра
сохраняет свой особый облик. Бездеятельный и  сонный  город  не  использовал
пустырь и  сдал  его  за  ничтожную  плату  каретникам  предместья,  которые
устроили там склад лесных материалов. Еще и в наши дни площадь  загромождена

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.