Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не принимают даже людей своей среды. Только священники  частые  гости  в  их
салонах. Лето дворяне проводят в своих усадьбах, зимой сидят у  камина.  Это
живые мертвецы, которым надоело жить. В их кварталах  царит  гнетущий  покой
кладбища. Двери и окна домов тщательно  заперты,  можно  подумать,  что  это
монастыри, отрешенные от мирской суеты; изредка по улице проходит аббат; его
крадущаяся походка как будто подчеркивает  тишину,  нависшую  над  запертыми
домами; двери приотворяются, и он исчезает, как тень.
     Буржуазия - отошедшие от дел  коммерсанты,  адвокаты,  нотариусы,  весь
тщеславный, зажиточный мирок нового  города  -  пытается  внести  в  Плассан
некоторое оживление. Они ходят на вечера к господину  супрефекту  и  мечтают
сами давать такие же балы. Они ищут популярности, говорят рабочим "дружище",
толкуют  с  крестьянами  об  урожае,  читают  газеты   и   по   воскресеньям
отправляются с супругами на прогулки. Это местные передовые умы; только  они
одни  осмеливаются  подтрунивать  и  ад  городским  валом   и   неоднократно
требовали, чтобы плассанские власти снесли крепостные стены, "эти  пережитки
прошлого". Но даже самые заядлые  скептики  испытывают  сильное  и  приятное
волнение, когда какой-нибудь маркиз или граф удостоит  их  легким  поклоном.
Мечта каждого буржуа нового города - быть допущенным в салоны  квартала  св.
Марка. Они прекрасно понимают, что мечта эта  неосуществима,  и  поэтому  во
всеуслышание именуют себя "свободомыслящими"  людьми;  однако  на  деле  эти
вольнодумцы весьма почитают власть  и  готовы  кинуться  в  объятия  первого
попавшегося спасителя при малейшем ропоте народа.
     Население, которое  трудится  и  прозябает  в  старом  квартале,  менее
характерно. Там преобладает простой люд, рабочие, но есть и  купцы,  и  даже
несколько крупных коммерсантов. Плассан отнюдь не  коммерческий  центр;  вся
его торговля сводится к сбыту местных продуктов:  прованского  масла,  вина,
миндаля. Промышленность же представлена тремя-четырьмя кожевенными заводами,
распространяющими зловоние на одной из улиц старого квартала, да несколькими
фабриками фетровых шляп и мыловаренным  заводом  в  предместье.  Торговцы  и
фабриканты хоть и общаются по большим праздникам с буржуа нового города,  но
почти вся жизнь их проходит среди рабочих старого квартала. Мелкие торговцы,
рабочие тесно связаны общностью интересов. Только  по  воскресеньям  хозяева
наряжаются по-праздничному и держатся особняком. Впрочем, рабочие составляют
всего лишь пятую часть населения и теряются среди досужих людей.
     Летом, жители всех трех кварталов Плассана  встречаются  раз  в  неделю
лицом к лицу. По воскресеньям после обедни весь город  выходит  погулять  на
проспект Совер, даже дворяне. Но и на проспекте, представляющем собой  нечто
вроде  бульвара  с  двумя  платановыми  аллеями,  образуются  три  отдельных
течения.
     Буржуа нового города появляются только  мимоходом:  они  выходят  через
Большие ворота, сворачивают вправо на проспект Мейль и  расхаживают  там  до
наступления темноты, а дворяне и простой народ гуляют  по  проспекту  Совер.
Больше ста лет назад  дворяне  избрали  аллею,  которая  проходит  по  южной
стороне бульвара, вдоль ряда особняков, откуда раньше уходит солнце. Простой
народ довольствуется северной аллеей - той  стороной,  где  находятся  кафе,
рестораны,  табачные  киоски.  Целый  день   простонародье   и   аристократы
разгуливают взад и вперед, вверх и вниз по проспекту, и  никогда  ни  одному
рабочему, ни одному  дворянину  не  приходит  в  голову  перейти  на  другую
сторону. Их разделяют шесть или восемь метров, но между ними тысячи  лье,  и
они строго придерживаются параллельных линий, которым не суждено соединиться
в этом мире. Даже во времена революций они не  переходили  на  чужую  аллею.
Традиционные воскресные  прогулки,  ежедневный  поворот  ключа  в  городских
воротах - явления одного порядка, по которым можно судить о  десяти  тысячах
жителей города.
     В згой своеобразной  среде  до  1848  года  прозябала  малоизвестная  и
малоуважаемая семья, главе которой, Пьеру Ругону,  суждено  было  в  будущем
благодаря исключительным обстоятельствам сыграть весьма важную роль.
     Пьер Ругон был сыном крестьянина. Его родным со стороны матери,  Фукам,
как их называли, в конце прошлого столетия принадлежала  большая  усадьба  в
предместье,  за  старым  кладбищем  св.  Митра.  Впоследствии  этот  участок

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.