Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опасаясь, что умрет смертью труса, если будет смотреть  на  этого  человека,
дрожавшего от лихорадки, с грязной  повязкой  и  окровавленными  усами.  Но,
подняв глаза, он вдруг увидел голову Жюстена над стеной, в том месте, откуда
обычно появлялась Мьетта.
     Жюстен находился в толпе у  Римских  ворот,  когда  жандарм  увел  двух
пленников. Он пустился бежать со  всех  ног,  чтобы  не  пропустить  зрелища
расстрела; ему пришлось обогнуть Жа-Мейфрен. Мысль о том,  что  он  один  из
всех бездельников предместья будет наблюдать  за  драмой  как  бы  с  высоты
балкона, подгоняла его; он так  спешил,  что  два  раза  упал.  Несмотря  на
бешеный бег, он опоздал к первому  выстрелу.  В  отчаянии  взбирался  он  по
дереву на стену, но, видя, что  Сильвер  еще  жив,  он  радостно  улыбнулся.
Солдаты уже сообщили ему  о  смерти  двоюродной  сестры;  смертный  приговор
каретнику довершил его восторг. Он ждал выстрела  с  тем  сладострастием,  с
каким всегда радовался чужим страданиям; но оно еще обострялось ужасом  этой
сцены, упоительным страхом.
     Сильвер  сразу  узнал  этого   омерзительного   мальчишку   с   бледным
возбужденным лицом и взъерошенными волосами: внезапно он почувствовал глухое
бешенство и желание жить.  Это  была  последняя  вспышка  крови,  мгновенный
протест. Он снова упал на колени, глядя перед собой. И в печальных  сумерках
ему предстало последнее видение. Ему показалось, что в конце аллеи, у  входа
в тупик св. Митра, стоит тетя Дида, белая, неподвижная, как каменная статуя,
и смотрит на его агонию.
     В этот миг он ощутил на виске холод  пистолета.  Бледнее  лицо  Жюстена
скривилось от смеха. Сильвер, закрыв глаза,  слышал,  как  древние  мертвецы
страстно призывают его. Во тьме он видел лишь Мьетту, лежащую под деревьями,
прикрытую знаменем, с глазами, устремленными в небо. Потом кривой выстрелил,
все кончилось: череп юноши  раскололся,  как  спелый  гранат;  Сильвер  упал
ничком на каменную плиту и приник губами к месту, стертому ногами Мьетты,  к
согретому  его  возлюбленной  месту,  где  она   оставила   частицу   своего
существа...
     А у Ругонов вечером, за десертом звучал  смех  среди  теплых  испарений
яств,  над  столом,  заставленным  остатками  кушаний.  Наконец-то   и   они
приобщились к наслаждениям богачей.  Их  вожделения,  обостренные  тридцатью
годами сдерживаемых желаний, плотоядно скалили зубы. Эти  неудовлетворенные,
тощие хищники, получив, наконец, доступ  к  радостям  жизни,  приветствовали
новорожденную   Империю,   наступающий   час   дележа   трепещущей   добычи.
Государственный переворот,  вернувший  счастье  Бонапартам,  положил  начало
карьере Ругонов.
     Пьер встал, поднял стакан и воскликнул:
     - Я пью за принца Луи, за императора!
     Гости, утопившие свою зависть  в  шампанском,  вскочили  и  с  громкими
восклицаниями стали чокаться. Это  было  великолепное  зрелище.  Плассанские
буржуа - Рудье, Грану, Вюйе и  другие  -  плакали,  обнимались  над  еще  не
остывшим трупом Республики. Но вот у Сикардо блеснула счастливая  мысль.  Он
снял с прически  Фелисите  розовый  атласный  бант,  который  она  кокетливо
приколола  над  правым  ухом,  отрезал  десертным  ножом  кусочек  атласа  и
торжественно продел его  в  петлицу  Ругона.  Тот  скромничал;  отбивался  с
сияющим лицом и бормотал:
     - Нет, нет, что вы, слишком рано. Надо подождать, пока выйдет декрет.
     -  Чорт  подери!  -  воскликнул  Сикардо.  -  Оставьте,  оставьте.  Вас
награждает старый наполеоновский солдат.
     И желтый салон разразился рукоплесканиями. Фелисите млела от  восторга.
Молчаливый Грану в экстазе влез на стул и,  размахивая  салфеткой,  произнес
речь, которая потонула в общем гаме. Желтый салон ликовал, безумствовал.
     Но  розовый  шелковый  лоскут,  продетый  в  петлицу  Пьера,   был   не
единственным ярким пятном на  торжестве  Ругонов.  Забытый  под  кроватью  в
соседней комнате, валялся башмак с окровавленным каблуком.  Свеча,  горевшая
над телом г-на Пейрота, по другую сторону улицы, сочилась  во  тьме  кровью,
как открытая рана. А вдали, в глубине тупика св. Митра, на надгробной  плите
застывала кровавая лужа...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.