Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

она выпрямилась, ее глаза расширились, из сжатого горла вырвался дикий крик;
казалось, она видит что-то ужасное.
     - Ой, жандарм! - хрипло крикнула она, отшатнулась, рухнула на кровать и
начала по ней  кататься,  вся  сотрясаясь  от  безумного  смеха,  звеневшего
долгими раскатами.
     Паскаль  внимательно  наблюдал  припадок.  Оба   брата,   перепуганные,
забились в угол комнаты. Они улавливали только отдельные слова. Когда  Ругон
услыхал слово "жандарм", ему показалось, что он понял,  в  чем  дело:  после
того как ее любовника застрелили  на  границе,  тетя  Дида  питала  глубокую
ненависть к жандармам и таможенникам, она плохо их различала  и  мечтала  им
всем отомстить.
     - Да ведь это она рассказывает о браконьере, - пробормотал Пьер.
     Паскаль сделал ему знак замолчать. Умирающая с трудом приподнялась. Она
стала озираться по сторонам. Мгновение она  сидела  молча,  стараясь  узнать
окружающие ее предметы,  как  будто  очутилась  в  незнакомом  месте.  Потом
спросила с внезапным беспокойством:
     - А где ружье?
     Доктор дал ей в руки  карабин.  Она  слабо  вскрикнула  от  радости  и,
пристально глядя на него, начала приговаривать тихим певучим  голоском,  как
маленькая девочка:
     - Это оно, да, да, я узнаю его... оно все в крови.  А  сегодня  на  нем
свежие пятна. Его руки были  в  крови,  они  оставили  на  прикладе  красные
отпечатки... Ах, бедная, бедная тетя Дида...
     Голова у нее кружилась. Она закрыла глаза и задумалась.
     - Жандарм был мертвый, - прошептала она, - и  все-таки  он  вернулся...
Неужто эти негодяи так и не умирают?
     В бешеном гневе она  вскочила  и,  потрясая  карабином,  направилась  к
сыновьям, которые прижались к стене и замерли от ужаса. Ее развязанные  юбки
волочились за ней, полуобнаженное, изглоданное старостью, искривленное  тело
вдруг выпрямилось.
     - Это вы стреляли? - крикнула она. - Я слышала звон золота... Горе мне!
Я народила волков... целую семью, целый выводок волков...  Был  только  один
несчастный ребенок, и они сожрали его... все накинулись на него; у них пасти
еще в крови!.. Ах, проклятые! Они грабят! Они убивают! И живут, как господа.
Проклятые! проклятые! проклятые!
     Она пела, смеялась,  кричала  и  все  повторяла  нараспев:  "Проклятые,
проклятые",  как  странный  музыкальный  припев,  ритм  которого   напоминал
раздирающие звуки ружейной перестрелки.
     Паскаль  со  слезами  на  глазах  перенес  ее  на   кровать.   Она   не
сопротивлялась, повинуясь ему, как ребенок.  Она  продолжала  петь,  ускоряя
темп, отбивая на одеяле ритм своими высохшими руками.
     - Вот  этого-то  я  и  боялся,  -  сказал  доктор.  -  Она  помешалась.
Потрясение оказалось слишком сильным для несчастного  существа,  страдающего
острым неврозом. Она умрет в сумасшедшем доме, как и ее отец.
     - Но что такое она могла увидать? - спросил Ругон, решившись,  наконец,
выйти из угла, куда он забился.
     - У меня явилось ужасное подозрение, - ответил Паскаль. -  Я  собирался
поговорить  с  вами  о  Сильвере,  когда  увидал  вас.  Он  арестован.  Надо
похлопотать у префекта, попытаться спасти его, если еще не поздно.
     Бывший торговец  маслом,  бледнея,  глядел  на  сына.  Потом  торопливо
сказал:
     - Послушай, присмотри за ней.  А  я  сегодня  очень  занят.  Завтра  мы
постараемся отправить ее в сумасшедший дом. в Тюлет.  А  вам,  Маккар,  надо
убраться сегодня же ночью... Вы обещаете? Я  пойду  повидаюсь  с  господином
Блерио.
     Он заикался, он сгорал от желания вырваться отсюда на  холодную  улицу.
Паскаль пристально смотрел на безумную, на отца и на  дядю;  в  нем  сильнее
всего говорил эгоизм ученого. Он изучал мать и  ее  сыновей  с  любопытством
натуралиста, наблюдающего за метаморфозой насекомого. Он думал  о  том,  как
разрастается семья, подобно стволу, дающему множество  разных  побегов,  как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.