Случайный афоризм
Тему не выбирают. В том и состоит секрет шедевра, что тема есть отражение темперамента писателя. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

другой стороны.
     Взобравшись наверх,  к  пашням,  они  побежали  к  мельничной  плотине,
перешли Вьорну по доске, положенной мельником, и  бегом  пустились  напрямик
через луга св. Клары, держась за руки, не говоря ни слова. По широкой дороге
темной лентой извивалась  колонна,  и  они  следовали  за  ней  вдоль  живой
изгороди. Кусты боярышника  местами  обрывались,  и  сквозь  один  из  таких
просветов Мьетта и Сильвер выбрались на дорогу.
     Несмотря на сделанный ими обход, они пришли одновременно с плассанцами.
Сильвер пожимал приятелям руки.  Вероятно,  они  решили,  что  он  узнал  об
изменении маршрута и вышел  их  встретить.  На  Мьетту,  лицо  которой  было
полузакрыто капюшоном, поглядывали с любопытством.
     - Да ведь это Шантегрейль, - сказал кто-то  из  жителей  предместья,  -
племянница Ребюфа, кожевника из Жа-Мейфрена.
     - Ты чего тут шляешься? - крикнул другой.
     Сильвер в волнении не подумал о том, в какое неловкое  положение  может
попасть Мьетта, если над ней начнут подшучивать рабочие. Девушка  растерянно
смотрела на него, как бы ища помощи и поддержки. Но не  успел  он  ответить,
как в толпе раздался чей-то грубый голос:
     - Ее отец на каторге. Нам не нужна дочь вора и убийцы.
     Мьетта побледнела.
     - Неправда! - сказала она. - Мой отец убил, но не воровал.
     И видя, что Сильвер,  побледнев  от  гнева,  сжимает  кулаки  и  дрожит
сильнее, чем она, Мьетта добавила:
     - Оставь, это  касается  только  меня.  И,  обратясь  к  толпе,  громко
крикнула:
     - Вы лжете, лжете!.. Он не украл ни единого су. Вы это знаете. Зачем же
вы его оскорбляете, ведь он не может себя защитить!
     Она выпрямилась во весь рост  в  великолепном  порыве  негодования.  Ее
страстная, мятежная натура довольно спокойно принимала обвинение в убийстве,
но то, что отца обвиняли в воровстве, приводило ее в ярость. Все это  знали,
и потому люди с бессмысленной жестокостью  чаще  всего  бросали  ей  в  лицо
именно такое обвинение.
     Человек, назвавший ее отца вором, повторил сейчас  то,  что  говорилось
уже много лет. Гнев Мьетты вызвал смех. Сильвер стоял, сжимая  кулаки.  Дело
могло плохо кончиться, не вступись за девушку охотник из  Сейльи,  присевший
отдохнуть на кучу камней.
     - Она правильно говорит, - сказал он, - Шантегрейль был из наших. Я его
знаю. Дело это запутанное. Я, например, верю тому, что он сказал на суде. Он
застрелил жандарма на охоте, но жандарм-то сам целился в него  из  карабина.
Всякий на месте Шантегрейля стал бы защищаться.  Но  Шантегрейль  -  честный
человек, Шантегрейль не воровал.
     Как всегда в таких случаях, достаточно было  вступиться  одному,  чтобы
нашлись и  другие  защитники.  Оказалось,  что  многие  рабочие  тоже  знали
Шантегрейля.
     - Да, да, это правда, - подхватили они.  -  Он  не  вор.  А  сколько  в
Плассане мерзавцев, которых стоило бы  послать  на  каторгу  вместо  него...
Шантегрейль наш брат. Успокойся, девочка, успокойся.
     Никогда еще Мьетта не слышала доброго слова о своем  отце.  Обычно  его
называли при ней бродягой, негодяем, а тут  вдруг  люди  находили  для  него
слова оправдания, утверждали, что он честный человек.  Мьетта  расплакалась,
ее охватило то же волнение, от которого у нее  сжималось  горло  при  звуках
марсельезы.  Ей  захотелось  отблагодарить  этих   людей,   которые   жалеют
обездоленных. Сначала у нее мелькнула мысль по-мужски пожать  руку  каждому,
но сердце подсказало лучше. Рядом с ней стоял  повстанец,  державший  знамя.
Она дотронулась до древка и вместо благодарности сказала умоляющим голосом:
     - Дайте мне знамя. Я понесу его.
     Рабочие,  люди  простые  сердцем,  поняли  наивное  благородство  этого
порыва.
     - Верно! - закричали они. - Пусть дочка Шантегрейля несет знамя.
     Кто-то из лесорубов заметил было, что она  скоро  устанет  и  долго  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.