Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сделала вид, что его только что принесли. Пробежав письмо  глазами,  Пьер  с
торжеством протянул его жене.
     - Ты прямо волшебница! - сказал он, смеясь. - Как ты  все  предугадала!
Ах, каких бы я натворил глупостей, если бы не ты!  Теперь  мы  будем  сообща
обделывать все наши дела. Поцелуй меня, ты умница!
     Он обнял ее, а она в это время обменялась с маркизом тонкой улыбкой.
 
VII 
 
     Войска вернулись в Плассан только в воскресенье, через  два  дня  после
сен-рурской бойни. Префект и полковник, которых  г-н  Гарсонне  пригласил  к
обеду,  вошли  в  город  одни.  Солдаты  же,   обойдя   вокруг   укреплений,
расположились в предместье, на  дороге,  ведущей  в  Ниццу.  Смеркалось,  по
хмурому  небу  пробегали  странные  желтоватые  отблески,  озарявшие   город
призрачным светом того медного оттенка, какой бывает во время грозы.  Жители
встречали войска боязливо, эти солдаты, еще покрытые кровью,  молча,  устало
шагавшие в мутных  сумерках,  внушали  ужас  опрятным  буржуа  с  проспекта;
обыватели невольно шарахались  и  передавали  друг  другу  на  ухо  страшные
новости о расстрелах, жестоких карательных мерах, память о  которых  надолго
сохранилась в стране.  За  государственным  переворотом  последовал  террор,
свирепый, беспощадный террор, в течение долгих месяцев приводивший в трепет,
весь  Юг.  Плассан,  боявшийся  и  ненавидевший  повстанцев,  в  первый  раз
приветствовал солдат восторженными криками,  но  сейчас,  при  виде  грозных
батальонов, готовых стрелять по первой команде, -  все,  даже  рантье,  даже
нотариусы нового города,  испуганно  спрашивали  себя,  нет  ли  и  за  ними
каких-нибудь политических прегрешений, заслуживавших расстрела.
     Власти приехали еще накануне, в двух одноколках, нанятых в Сен-Руре. Их
неожиданное возвращение лишено было всякой торжественности. Ругон почти  без
сожаления возвратил мэру его кресло.  Его  ставка  была  выиграна,  и  он  с
нетерпением ожидал  из  Парижа  награды  за  свою  гражданскую  доблесть.  В
воскресенье пришло письмо от Эжена, которое ждали  не  раньше  понедельника.
Фелисите еще  в  четверг  предусмотрительно  послала  сыну  вечерний  выпуск
"Вестника" и "Независимого", где рассказывалось о ночном сражении и прибытии
префекта. Эжен прислал ответ с обратной почтой;  приказ  о  назначении  отца
частным сборщиком уже на подписи; кроме того, - писал он, - ему не  терпится
сообщить им приятную новость: он только что выхлопотал отцу орден  Почетного
Легиона. Фелисите разрыдалась. Муж  получит  орден!  Ее  честолюбивые  мечты
никогда не заходили так далеко. Ругон, бледный от радости, заявил, что  надо
сегодня же дать званый обед. Он не считал денег,  он  готов  был  швырять  в
толпу из обоих окон  желтой  гостиной  последние  монеты  в  сто  су,  чтобы
отпраздновать великий день.
     - Знаешь что, - сказал он жене, - давай пригласим Сикардо. Он уже давно
мозолит мне глаза своей орденской ленточкой. Потом - Грану  и  Рудье.  Я  не
прочь дать им почувствовать, что при всех своих капиталах им никогда в жизни
не видать орденов. Вюйе - ростовщик, но все  равно,  для  полного  торжества
позови и его, и всю прочую мелкую сошку. Да, чуть было не забыл, -  зайди  и
сама пригласи маркиза. Мы посадим его рядом с  тобой,  по  правую  руку;  он
украсит наш стол своим присутствием. Ты знаешь,  господин  Гарсонне  устроил
прием полковнику и префекту. Этим он хочет доказать, что больше не считается
со мной. Но мне плевать на его мэрию, раз  она  не  приносит  ни  гроша.  Он
пригласил и меня, но я отвечу, что сам тоже принимаю гостей. Увидишь, завтра
все они позеленеют от зависти... Ничего не жалей, - смотри, не ударь лицом в
грязь. Закажи все, что нужно, в гостинице "Прованс". Надо утереть нос мэру.
     Фелисите принялась за дело. Но Пьер, несмотря на  бурную  радость,  все
еще испытывал некоторое беспокойство. Переворот поможет ему заплатить долги,
Аристид раскаялся в своих заблуждениях,  и  ему,  Пьеру,  удалось,  наконец,
отделаться  от  Маккара;  но  он  опасался,  как  бы  Паскаль   не   выкинул
чего-нибудь, а главное, его тревожила судьба Сильвера. Не то, чтобы он жалел
юношу, - он только боялся, как бы дело о жандарме не поступило  в  суд.  Ах,
если бы догадливая пуля избавила его от этого юного  негодяя!  Жена  сказала

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.