Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

успокоить население и опубликовать жестокий приказ о  конфискации  имущества
повстанцев и о смертной казни, ожидавшей всех, кого  застанут  с  оружием  в
руках. Полковник Массой невольно  улыбнулся,  когда  комендант  национальной
гвардии приказал отпереть Римские ворота и  раздался  ужасный  лязг  ржавого
железа. Префекта  и  полковника  сопровождал  почетный  караул  национальных
гвардейцев. Пока они шли по проспекту  Совер,  Рудье  рассказал  всю  эпопею
Ругона, о трех днях паники, закончившихся прошлой ночью блестящей победой. И
когда обе процессии встретились, г-н де Блерио быстро подошел к председателю
комиссии; он пожал ему руку,  поздравил  его  и  просил  оставить  за  собой
управление городом впредь до возвращения  властей.  Ругон  раскланивался,  а
префект, дойдя до дверей  супрефектуры,  где  собирался  немного  отдохнуть,
заявил во всеуслышание, что не забудет  в  своем  докладе  упомянуть  о  его
достойном и мужественном поведении.
     Несмотря  на  сильный  холод,  все  жители  были  у   окон.   Фелисите,
высовывавшаяся из окна с риском упасть, даже побледнела от радости.  Аристид
только  что  принес  ей  номер  "Независимого",  в  котором  он   решительно
высказывался за государственный переворот и  приветствовал  его,  как  "зарю
свободы, неразлучной с порядком". Он делал также тактичный намек  на  желтый
салон, признавая свои  прошлые  ошибки,  утверждая,  что  "молодость  всегда
самонадеянна", но что "великие граждане не  тратят  даром  слов,  они  молча
размышляют, не обращая внимания на оскорбления, в проявляют себя  героями  в
дни борьбы". Ему особенно  нравилась  эта  фраза.  Мать  нашла,  что  статья
написана превосходно. Она расцеловала  любимого  сынка  и  посадила  его  по
правую руку от себя. Маркиз  де  Карнаван,  который  тоже  пришел  навестить
Фелисите,  движимый  любопытством,  не  в  силах  дольше  сидеть   взаперти,
облокотился на подоконник слева от нее.
     Когда  г-н  де  Блерио  на  площади  протянул  руку  Ругону,   Фелисите
разрыдалась.
     - Смотри, смотри, - говорила она Аристиду.  -  Он  пожимает  ему  руку.
Смотри-ка, вот он опять пожимает...
     И взглянув на окна, в которых виднелись лица, она продолжала:
     - Как они злятся! Взгляни-ка на жену господина  Пейрота  -  она  кусает
платок. А дочка нотариуса - господина Массико и  вся  семья  Брюне...  Какие
рожи, а? Как у них вытянулись носы... Ага! Что, пришел и наш черед!
     Она  следила  за  сценой,  происходившей  у  дверей   супрефектуры,   с
восторгом: как опьяненная зноем цикада, она вся трепетала. Она истолковывала
малейшие жесты, выдумывала слова, которых не могла расслышать, уверяла,  что
Пьер раскланивается с большим достоинством. На минуту она нахмурилась, когда
префект уделил словечко и бедняге Грану,  который  вертелся  вокруг  него  в
ожидании похвалы. Должно быть, г-н Блерио  уже  слышал  рассказ  о  молотке,
потому что  бывший  торговец  миндалем  зарделся,  как  красная  девица,  и,
по-видимому, ответил, что  только  выполнил  свой  долг.  Но  она  еще  пуще
рассердилась на излишнюю доброту мужа, когда  он  вздумал  представить  Вюйе
всем этим господам. Правда, Вюйе сам  втиснулся  между  ними,  и  Ругон  был
вынужден назвать его.
     - Какой интриган! - шептала  Фелисите.  -  Всюду  вотрется...  Бедняжка
Пьер, как он, наверное,  взволнован!..  А  теперь  с  ним  говорит  господин
полковник. Что это он ему говорит?..
     - Что, детка? - переспросил маркиз с тонкой иронией. -  Он  превозносит
Ругона за то, что тот так усердно запирал ворота.
     - Мой отец спас город, - сухо возразил Аристид. - Ведь вы видели трупы,
сударь?
     Маркие де Карнаван ничего не ответил. Он отошел  от  окна  и  уселся  в
кресло, покачивая головой с несколько брезгливым видом. Но префект уже  ушел
с площади. Ругон ворвался в комнату и бросился на шею Фелисите.
     - Дорогая моя!.. - лепетал он.
     Больше он ничего не мог сказать.  Фелисигге  заставила  его  поцеловать
Аристида и рассказала о великолепной статье в "Независимом". Пьер готов  был
расцеловать даже маркиза, - до того он был растроган. Но жена отвела  его  в
сторону и вручила ему письмо Эжена, которое она снова вложила в конверт. Она

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.