Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тоже улеглась в постель; она продрогла и легла рядом с ним, чтобы согреться.
Потом шепотом, как будто их могли подслушать, она подробно изложила ему план
кампании. По ее  мнению,  необходимо,  чтобы  паника  окончательно  овладела
городом, а Пьер должен сохранять геройский вид среди потрясенных обывателей.
У нее тайное предчувствие, что повстанцы еще далеко.  Все  равно,  рано  или
поздно, партия порядка восторжествует, и Ругоны будут  вознаграждены.  После
роли спасителя недурно будет выступить в  роли  жертвы.  Фелисите  мастерски
играла роль, говорила так убедительно, что муж, сперва удивленный  простотой
ее замысла, основанного на риске, в конце концов уверовал  в  ее  гениальную
тактику, обещал следовать ей и проявить все мужество, ему доступное.
     - И не забывай, что это я тебя спасаю, - вкрадчиво шептала  старуха.  -
Смотри, и ты будь со мной поласковей.
     Они поцеловались, пожелали  друг  другу  спокойной  ночи.  Казалось,  в
сердцах стариков, опьяненных мечтами, пробудилась весна. Но  им  не  удалось
заснуть; прошло четверть часа;  Пьер,  который  лежал,  устремив  взгляд  на
круглое световое пятно, отбрасываемое  на  потолок  ночником,  повернулся  и
шепотом поделился с женой- мыслью, только что пришедшей ему в голову.
     - Ах, нет, нет! - прошептала Фелисите, вздрогнув. - Это было бы слишком
жестоко!
     - Черт возьми! - воскликнул он. - Ты  же  сама  хотела  поразить  наших
горожан...  Если  выйдет  то,  о  чем  я  говорю,  отношение  ко  мне  сразу
переменится...
     Потом, развивая свой план, он прибавил:
     - Можно использовать Маккара. Кстати, это удобный способ избавиться  от
него.
     Фелисите  захватила  эта  мысль.  Некоторое   время   она   обдумывала,
колебалась в нерешительности, потом прошептала взволнованно:
     - Пожалуй, ты и прав. Посмотрим... Было бы глупо деликатничать: для нас
это вопрос жизни и смерти... Предоставь это мне, я  завтра  же  повидаюсь  с
Маккаром и попробую с ним сговориться. А то ты завяжешь с ним  ссору  и  все
испортишь... Спокойной ночи, спи, бедненький мой... Ничего,  наши  страдания
скоро придут к концу.
     Они еще  раз  поцеловались  и  заснули.  А  круглое  пятно  на  потолке
светилось, как испуганный глаз, широко раскрытый,  пристально  взирающий  на
этих бледных спящих буржуа, которые вынашивали преступление  под  одеялом  и
видели во сне, что в комнате идет кровавый дождь и крупные капли,  падая  на
пол, превращаются в золотые монеты...
     На рассвете Фелисите, получив наставления от Пьера, отправилась в мэрию
повидаться с Маккаром. Она захватила  с  собой  мужнин  мундир  национальной
гвардии, завернутый в салфетку.  На  посту  было  всего  несколько  человек,
спавших крепким сном. Швейцар, которому  поручено  было  приносить  пленнику
еду, отпер туалетную комнату, превращенную в  тюремную  камеру,  и  спокойно
удалился.
     Маккар просидел здесь двое суток. У него было  достаточно  времени  для
размышлений. Выспавшись, он стал бушевать от гнева и бессильной  ярости.  Он
готов был вышибить дверь,  представляя  себе  брата,  важно  восседающего  в
соседней комнате. Он поклялся  придушить  Ругона  собственными  руками,  как
только повстанцы его освободят. Но к вечеру, в  сумерках,  он  успокоился  и
перестал метаться по тесной комнатке. Он вдыхал запах духов, и постепенно им
овладевало  довольство,   нервы   успокаивались.   Г-н   Гарсонне,   человек
состоятельный, утонченных вкусов, заботившийся  о  своей  внешности,  изящно
обставил этот уголок: диван был мягкий и теплый,  на  мраморном  умывальнике
стояли духи, помада, мыло. Вечерний свет, тихо угасая, падал с потолка мягко
и нежно, как свет  лампы  в  алькове.  Маккар  заснул,  убаюканный  пряными,
приторными ароматами туалетной комнаты, с мыслью о том, что  этим  проклятым
богачам "чертовски хорошо живется". Он укрылся одеялом, которое ему дали,  и
провалялся до утра, зарываясь головой, плечами и руками в подушки. Когда  он
открыл глаза, луч солнца светил в окно. Он продолжал лежать, ему было  тепло
и уютно, он размышлял, поглядывая по сторонам, и говорил себе, что никогда в
жизни у него не будет такого уголка для умывания. Особенно заинтересовал его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.