Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В кафе послышались испуганные восклицания. Ругон  хотел  было  войти  и
заявить этим буржуа, что в воззвании вовсе не говорилось  о  приходе  войск,
что нельзя читать между строк и распространять такие  нелепые  слухи.  Но  в
глубине души он и сам, быть может, рассчитывал  на  войска  и  тоже  начинал
удивляться, почему до сих пор нет ни одного солдата.  Он  вернулся  домой  в
сильной тревоге. Фелисите, оживленная, кипящая  отвагой,  рассердилась,  что
его расстраивают такие глупости. За десертом она стала успокаивать его.
     - Эх, ты, дуралей, - сказала она, - тем лучше, что  префект  позабыл  о
нас. Мы одни спасем город. А мне бы хотелось, чтобы мятежники вернулись,  мы
бы встретили их выстрелами  и  покрыли  бы  себя  славой...  Послушай,  вели
запереть городские ворота и не вздумай ложиться спать. Постарайся как  можно
больше суетиться сегодня ночью, это тебе зачтется.
     Пьер вернулся в мэрию несколько подбодренный. Но он должен был призвать
все свое  мужество,  чтобы  сохранять  присутствие  духа  среди  хныканья  и
сетований коллег. Члены временной комиссии принесли панику в складках  своих
сюртуков, как запах дождя в  непогоду.  Они  уверяли,  что  рассчитывали  на
подкрепление, кричали, что нельзя же так бросать честных граждан на произвол
мятежников. Чтобы отвязаться от  них,  Пьер  почти  обещал  им,  что  завтра
прибудут войска. Потом он торжественно объявил, что намерен запереть ворота.
Все  присутствовавшие  почувствовали  облегчение.  Национальным   гвардейцам
приказано было немедленно отправиться к воротам и  запереть  их  на  двойные
запоры.
     Когда они вернулись, многие члены комиссии признались, что теперь у них
спокойнее на душе. А когда Пьер сказал,  что  критическое  положение  города
обязывает их остаться на своих постах, некоторые стали устраиваться на ночь,
рассчитывая соснуть в кресле. Грану напялил черную шелковую ермолку, которую
предусмотрительно захватил с собой. К  одиннадцати  часам  почти  все  члены
комиссии уже мирно спали вокруг стола г-на Гарсонне. Лишь  кое-кто  сидел  с
открытыми  глазами  и  под  мерный  звук  шагов   национальных   гвардейцев,
доносившийся со двора, мечтал о том, как он проявит отвагу и заслужит орден.
Высокая настольная лампа освещала это странное ночное бдение. Ругон задремал
было, но вдруг вскочил и приказал послать за Вюйе. Он только  что  вспомнил,
что еще не получал "Вестника".
     Книготорговец явился сердитый, в самом скверном настроении.
     - Ну, что же? - спросил Ругон,  отводя  его  в  сторону.  -  А  статья,
которую вы обещали? Я так и не видел "Вестника".
     - И вы из-за этого меня потревожили? - раздраженно воскликнул  Вюйе.  -
Чорт возьми! "Вестник" не  вышел.  Я  вовсе  не  желаю,  чтобы  меня  завтра
прирезали, если вдруг вернутся мятежники.
     Руге" с натянутой улыбкой возразил, что, слава богу, никого  резать  не
собираются.  Но  именно  потому,  что   распространились   такие   вздорные,
панические слухи, статья, о которой идет речь,  оказала  бы  большую  услугу
благому делу.
     - Возможно, - ответил Вюйе, - но самое  благое  дело  -  это  сохранить
голову на плечах.
     И добавил ядовито:
     - А я-то думал,  что  вы  перебили  всех  мятежников  до  единого.  Но,
оказывается, их еще целая уйма, и я не могу рисковать собой.
     Ругон, оставшись  один,  удивился  возмущению  этого  человека,  всегда
такого  смиренного  и  подобострастного.  Поведение  Вюйе   показалось   ему
подозрительным. Но ему некогда было раздумывать. Не успел он  растянуться  в
кресле, как появился Рудье, отчаянно  гремя  саблей,  подвешенной  к  поясу.
Спавшие в испуге вскочили. Грану вообразил, что призывают к оружию.
     - А? Что? Что случилось? - спрашивал он, поспешно пряча в карман черную
шелковую ермолку.
     - Господа, - без всякого предисловия начал запыхавшийся  Рудье,  -  мне
кажется, что к городу подходит шайка мятежников...
     Его слова были  встречены  испуганным  молчанием.  И  только  у  Ругона
хватило духу спросить:
     - Вы видели их?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.