Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гостиной и там под сурдинку  поделили  между  собою  власть,  а  завсегдатаи
салона, держась на почтительном расстоянии, скрывая  нетерпение,  исподтишка
поглядывали на них с восхищением и любопытством. Ругону предоставлялся  пост
председателя муниципальной комиссии, Грану  назначался  секретарем,  что  же
касается Рудье, то он становился  командиром  реорганизованной  национальной
гвардии. Они  поклялись  во  всем  поддерживать  друг  друга  и  действовать
солидарно. Фелисите, подойдя к ним, вдруг спросила:
     - А Вюйе?
     Они переглянулись. Никто  не  видел  Вюйе.  На  лице  Ругона  появилось
выражение беспокойства.
     -  Может  быть,  его  увели  вместе  с  остальными?  -  сказал  он  для
собственного успокоения.
     Фелисите покачала головой. Не такой он человек, чтобы  попасться.  Если
его не видно и не слышно, значит, он затевает что-нибудь недоброе.
     Дверь отворилась, и  вошел  Вюйе.  Он  смиренно  раскланялся  со  своим
обычным подмигиванием и постной  улыбкой  псаломщика.  Потом  протянул  свою
потную руку Ругону и остальным. Вюйе успел обделать все свои делишки. Он сам
отхватил себе кусок пирога, как сказала бы Фелисите. Он  увидал  в  слуховое
окно  погреба,  что  повстанцы  арестовали  почтмейстера,  контора  которого
находилась рядом с его книжной лавкой. И с раннего утра, в  тот  самый  час,
когда Ругон усаживался в кресло мэра,  он  спокойно  водворился  в  кабинете
почтмейстера. Он знал в лицо всех чиновников и, когда  они  пришли,  заявил,
что будет заменять их начальника до  его  возвращения,  так  что  им  нечего
беспокоиться. Затем он принялся рыться в  утренней  почте  с  плохо  скрытым
любопытством: он обнюхивал письма,  видимо  разыскивая  среди  них  какое-то
одно, ему нужное. Должно быть, его новая  должность  благоприятствовала  его
тайным замыслам, ибо он пришел  в  такое  прекрасное  настроение,  что  даже
подарил одному чиновнику томик "Веселых рассказов" Пирона {Пирон, Алексис  -
французский  поэт  (1689-1773),   автор   "Метромании",   многих   сатир   и
непристойных песенок.}. У Вюйе  был  большой  выбор  непристойных  книг.  Он
хранил их в большом ящике,  под  четками  и  образками.  Он  наводнял  город
порнографическими  фотографиями  и  картинками,  причем  это  совершенно  не
вредило его торговле молитвенниками. Однако через некоторое время  он  начал
опасаться, что слишком нагло завладел почтовой конторой, и стал  подумывать,
как бы узаконить свое узурпаторство. Вот почему  он  и  прибежал  к  Ругону,
который решительно становился важной персоной.
     - Где это вы пропадали? - подозрительно спросила его Фелисите.
     Он стал рассказывать о своих приключениях, сильно  приукрашивая  факты.
По его словам, он спас почтовое отделение от разгрома.
     - Ну что ж, оставайтесь там, - сказал Пьер после краткого  раздумья.  -
Постарайтесь быть полезным.
     Последняя фраза  скрывала  главное  опасение  Ругонов;  они  до  смерти
боялись, как бы кто-нибудь не стал уж чересчур по-:  лезен,  не  перещеголял
их, не затмил их  в  роли  спасителей  города.  Но  Пьер  не  видел  никакой
опасности в том,  чтобы  оставить  Вюйе  почтмейстером;  это  даже  помогало
избавиться от него. Однако Фелисите передернуло от досады.
     Когда  совещание  окончилось,  муниципальные  власти  присоединились  к
группам гостей, наполнявших  гостиную.  Пора  было,  наконец,  удовлетворить
общее любопытство. Им пришлось во всех подробностях рассказать все  утренние
события. Ругон был великолепен. Он  дополнил,  приукрасил  и  драматизировал
все, что рассказывал утром жене. Раздача ружей и патронов  вызвала  всеобщий
трепет. Но окончательно сразил всех рассказ о походе по пустынным  улицам  и
взятии мэрии. При каждой новой подробности раздавались восклицания:
     - И вас было всего сорок один человек?  Поразительно!  -  Однако!  Ведь
было дьявольски темно!
     - Нет, признаюсь, я бы никогда не решился.
     - Значит, вы его так прямо и схватили за горло?
     - А бунтовщики? Они-то что говорили?
     Но эти отрывистые фразы только подзадоривали Ругона. Он  отвечал  всем,
он дополнял рассказ жестами, мимикой. Этот  толстяк,  упоенный  собственными

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.