Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гостиной и там под сурдинку  поделили  между  собою  власть,  а  завсегдатаи
салона, держась на почтительном расстоянии, скрывая  нетерпение,  исподтишка
поглядывали на них с восхищением и любопытством. Ругону предоставлялся  пост
председателя муниципальной комиссии, Грану  назначался  секретарем,  что  же
касается Рудье, то он становился  командиром  реорганизованной  национальной
гвардии. Они  поклялись  во  всем  поддерживать  друг  друга  и  действовать
солидарно. Фелисите, подойдя к ним, вдруг спросила:
     - А Вюйе?
     Они переглянулись. Никто  не  видел  Вюйе.  На  лице  Ругона  появилось
выражение беспокойства.
     -  Может  быть,  его  увели  вместе  с  остальными?  -  сказал  он  для
собственного успокоения.
     Фелисите покачала головой. Не такой он человек, чтобы  попасться.  Если
его не видно и не слышно, значит, он затевает что-нибудь недоброе.
     Дверь отворилась, и  вошел  Вюйе.  Он  смиренно  раскланялся  со  своим
обычным подмигиванием и постной  улыбкой  псаломщика.  Потом  протянул  свою
потную руку Ругону и остальным. Вюйе успел обделать все свои делишки. Он сам
отхватил себе кусок пирога, как сказала бы Фелисите. Он  увидал  в  слуховое
окно  погреба,  что  повстанцы  арестовали  почтмейстера,  контора  которого
находилась рядом с его книжной лавкой. И с раннего утра, в  тот  самый  час,
когда Ругон усаживался в кресло мэра,  он  спокойно  водворился  в  кабинете
почтмейстера. Он знал в лицо всех чиновников и, когда  они  пришли,  заявил,
что будет заменять их начальника до  его  возвращения,  так  что  им  нечего
беспокоиться. Затем он принялся рыться в  утренней  почте  с  плохо  скрытым
любопытством: он обнюхивал письма,  видимо  разыскивая  среди  них  какое-то
одно, ему нужное. Должно быть, его новая  должность  благоприятствовала  его
тайным замыслам, ибо он пришел  в  такое  прекрасное  настроение,  что  даже
подарил одному чиновнику томик "Веселых рассказов" Пирона {Пирон, Алексис  -
французский  поэт  (1689-1773),   автор   "Метромании",   многих   сатир   и
непристойных песенок.}. У Вюйе  был  большой  выбор  непристойных  книг.  Он
хранил их в большом ящике,  под  четками  и  образками.  Он  наводнял  город
порнографическими  фотографиями  и  картинками,  причем  это  совершенно  не
вредило его торговле молитвенниками. Однако через некоторое время  он  начал
опасаться, что слишком нагло завладел почтовой конторой, и стал  подумывать,
как бы узаконить свое узурпаторство. Вот почему  он  и  прибежал  к  Ругону,
который решительно становился важной персоной.
     - Где это вы пропадали? - подозрительно спросила его Фелисите.
     Он стал рассказывать о своих приключениях, сильно  приукрашивая  факты.
По его словам, он спас почтовое отделение от разгрома.
     - Ну что ж, оставайтесь там, - сказал Пьер после краткого  раздумья.  -
Постарайтесь быть полезным.
     Последняя фраза  скрывала  главное  опасение  Ругонов;  они  до  смерти
боялись, как бы кто-нибудь не стал уж чересчур по-:  лезен,  не  перещеголял
их, не затмил их  в  роли  спасителей  города.  Но  Пьер  не  видел  никакой
опасности в том,  чтобы  оставить  Вюйе  почтмейстером;  это  даже  помогало
избавиться от него. Однако Фелисите передернуло от досады.
     Когда  совещание  окончилось,  муниципальные  власти  присоединились  к
группам гостей, наполнявших  гостиную.  Пора  было,  наконец,  удовлетворить
общее любопытство. Им пришлось во всех подробностях рассказать все  утренние
события. Ругон был великолепен. Он  дополнил,  приукрасил  и  драматизировал
все, что рассказывал утром жене. Раздача ружей и патронов  вызвала  всеобщий
трепет. Но окончательно сразил всех рассказ о походе по пустынным  улицам  и
взятии мэрии. При каждой новой подробности раздавались восклицания:
     - И вас было всего сорок один человек?  Поразительно!  -  Однако!  Ведь
было дьявольски темно!
     - Нет, признаюсь, я бы никогда не решился.
     - Значит, вы его так прямо и схватили за горло?
     - А бунтовщики? Они-то что говорили?
     Но эти отрывистые фразы только подзадоривали Ругона. Он  отвечал  всем,
он дополнял рассказ жестами, мимикой. Этот  толстяк,  упоенный  собственными

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.