Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Чорт возьми! - пробормотал он. - Если бы в него  попала  какая-нибудь
шальная пуля, это бы нас устроило. Не пришлось бы смещать его, правда? И нас
нечем было бы попрекнуть.
     Но Фелисите, более чувствительная, вздрогнула. Ей показалось,  что  она
только что приговорила этого человека к смерти. Если г-на Пейрота убьют, она
будет видеть его  во  сне,  он  станет  являться  ей.  Теперь  она  украдкой
поглядывала на соседние окна глазами, полными  сладострастного  ужаса.  И  с
этого момента ее радость приобрела  привкус  какого-то  преступного  страха,
придававший ей еще большую остроту.
     Между тем Пьер, излив душу, вспомнил и об оборотной стороне медали.  Он
заговорил  о  Маккаре.  Как  отделаться  от  этого  негодяя?  Но   Фелисите,
возбужденная успехом, воскликнула:
     - Не все сразу!  Мы  сумеем  заткнуть  ему  рот,  чорт  возьми!  Найдем
какой-нибудь способ.
     Она расхаживала взад н  вперед,  переставляя  кресла,  стирая  пыль  со
спинок. Вдруг она остановилась посреди комнаты  и  окинула  долгим  взглядом
мебель.
     - Господи, - сказала она, - до чего все это безобразно! А  ведь  к  нам
сейчас придут...
     - Ерунда! - ответил Пьер, с великолепным равнодушием.  -  Мы  переменим
все это.
     Еще вчера преисполненный почтения к креслам и дивану,  сегодня  он  уже
готов был топтать их ногами. Фелисите испытывала то же презрение;  она  даже
толкнула одно кресло, у которого не хватало колесика и которое не  слушалось
ее.
     В этот момент вошел Рудье. Фелисите показалось,  что  он  стал  гораздо
любезнее. Слова "сударь", "сударыня" звучали в его устах как  восхитительная
музыка. Между тем завсегдатаи приходили один за другим,  и  гостиная  быстро
наполнилась народом. Никто еще не  знал  подробностей  ночных  событий.  Все
прибегали  с  выпученными  глазами,  принужденно   улыбаясь,   взволнованные
слухами, которые уже начали бродить по городу. Те, что накануне вечером  так
стремительно покинули желтый салон, услыхав о приближении повстанцев, теперь
возвращались, шумливые, любопытные,  назойливые,  как  рой  мух,  рассеянный
ветром. Некоторые не успели даже пристегнуть подтяжки. Они  были  в  крайнем
нетерпении, но видно  было,  что  Ругон  ждет  кого-то,  прежде  чем  начать
рассказ. Он поминутно тревожно поглядывал  на  двери.  Целый  час  пришедшие
обменивались  многозначительными  рукопожатиями,  туманными  поздравлениями;
восхищенный шепот говорил о сдержанной,  смутной  радости,  которая  ожидала
только повода, чтобы перейти в ликование.
     Наконец появился Грану. Он на мгновение остановился на пороге,  заложив
правую руку за борт  застегнутого  сюртука;  его  одутловатое  бледное  лицо
сияло,  и  он  тщетно  старался  скрыть  свое  волнение,  напуская  на  себя
торжественность. При его появлении все замолчали: чувствовалось, что  сейчас
произойдет  нечто  необычайное.  Пройдя  через  двойной  ряд  гостей,  Грану
направился прямо к Ругону. Он протянул ему руку.
     - Друг мой, - сказал он, - приношу вам глубочайшую  признательность  от
имени муниципального совета. Совет призывает вас возглавить его, пока  не  -
вернется наш мэр. Вы спасли Плассан! В переживаемое нами ужасное  время  нам
нужны люди, обладающие  таким  умом  и  таким  высоким  мужеством,  как  вы.
Придите...
     Грану, произносивший наизусть маленькую речь, которую с большим  трудом
сочинил по дороге от мэрии до  улицы  Банн,  почувствовал,  что  память  ему
изменяет. Но Ругон, заразившийся его волнением, прервал его и,  пожимая  ему
руки, лепетал:
     - Спасибо, дорогой мой Грану, благодарю вас!..
     Больше он ничего не нашелся  сказать.  Последовал  оглушительный  взрыв
восторга. Все ринулись к  нему,  протягивая  руки;  его  осыпали  похвалами,
поздравлениями, вопросами. Но Ругон сразу принял важную осанку и заявил, что
ему нужно несколько минут побеседовать  с  господами  Грану  и  Рудье.  Дело
прежде всего. Город в критическом положении! Все  трое  удалились  в  уголок

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.