Случайный афоризм
Каталог - напоминание о том, что забудешь. (Рамон Гомес де ла Серна)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

огромную голову, глядя в пространство пустыми  глазами,  с  немым  упорством
верного пса.
     - Вы меня ждете, не правда ли? - сказал Пьер, который все понял, увидев
его. - Ну, что ж, подите скажите господину Маккару, что я вернулся. Спросите
его в мэрии.
     Кассут встал и удалился,  неуклюже  поклонившись.  Он  пошел  навстречу
аресту, бессмысленно, как баран, к величайшей потехе Пьера, который смеялся,
поднимаясь по лестнице; он дивился сам  себе,  и  у  него  смутно  мелькнула
мысль:
     "Оказывается, я храбрый. Может быть, я к тому же и остроумен?"
     Фелисите в эту  ночь  так  и  не  ложилась.  Он  застал  ее  празднично
разодетой, в чепце с лентами лимонного цвета; у нее был вид дамы,  ожидающей
гостей. Всю ночь до рассвета она просидела  у  окна,  ничего  не  слыхала  и
теперь умирала от любопытства.
     - Ну, что? - спросила она, устремляясь навстречу мужу.
     Тот, тяжело дыша, вошел в желтый салон, куда она  последовала  за  ним,
тщательно притворив двери. Он бросился в кресло и сказал сдавленным голосом:
     - Дело в шляпе. Я буду частным сборщиком. Она бросилась к нему на шею и
расцеловала его.
     - Правда? Правда? - воскликнула она. - А я-то ничего не знаю! Ах, милый
мой муженек! Ну, рассказывай, рассказывай все по порядку.
     Ей снова было пятнадцать лет; она ластилась к нему, она порхала  вокруг
него, как цикада, обезумевшая от света и тепла. И Пьер, опьяненный  победой,
излил перед ней душу. Он не упустил ни одной подробности. Он даже открыл  ей
свои планы на будущее, позабыв о своем утверждении, что  женщины  ничего  не
понимают в политике и что его жена ничего не должна  знать,  если  он  хочет
оставаться хозяином в доме. Фелисите, не сводя глаз с  мужа,  упивалась  его
словами; она заставляла его повторять некоторые места рассказа, уверяя,  что
не расслышала. И в самом деле, от радости  у  нее  шумело  в  голове,  и  по
временам она глохла от счастья, теряла рассудок. Когда Пьер рассказал  ей  о
событиях в мэрии, она расхохоталась. Она пересаживалась с кресла на  кресло,
передвигала мебель, не могла усидеть на месте.  Наконец,  после  сорока  лет
тягостных усилий, им удастся схватить фортуну за  горло.  Фелисите  до  того
обезумела, что забыла всякую осторожность.
     - Ага, а ведь всем этим ты обязан мне! - торжествуя, воскликнула она. -
Если бы я тебе дала действовать по-своему, ты бы, как дурак,  попал  в  лапы
мятежников. Дурачок, этим хищным зверям надо было отдать Гарсонне, Сикардо и
других.
     Она рассмеялась, как девчонка, обнажая старческие, расшатанные зубы.
     - Да здравствует Республика! Она очистила нам место.
     Но Пьер нахмурился.
     - Все ты, все ты! - бормотал он, - Вечно ты воображаешь, что все можешь
предвидеть. Это  мне  пришла  мысль,  что  надо  спрятаться.  Разве  женщины
что-нибудь смыслят в политике! Нет,  старуха,  если  бы  ты  вела  дело,  мы
недалеко бы уехали.
     Фелисите поджала губы. Она зашла слишком далеко, она забыла  свою  роль
молчаливой доброй феи. Но ее охватило глухое бешенство,  как  всегда,  когда
муж подавлял ее своим превосходством. И она снова дала себе слово при случае
отплатить ему за все: она приберет его к рукам!
     - Да, я и аабыл, - сказал Ругон, - господин Пейрот попал  в  переделку.
Грану видел, как он отбивался в руках мятежников.
     Фелисите  вздрогнула.  Она  как  раз  стояла  у  окна,  с   вожделением
поглядывая на окна сборщика податей. Ей захотелось взглянуть на них,  потому
что к упоению торжеством у  нее  примешивалась  зависть  к  этой  прекрасной
квартире, обстановкой которой она мысленно уже давно пользовалась.
     Она обернулась и сказала странным тоном:
     - Так господин Пейрот арестован?
     Она удовлетворенно улыбнулась, но потом яркая краска залила ей лицо.  В
глубине души у нее мелькнуло жестокое желание:  хорошо,  если  бы  мятежники
убили его! Пьер, должно быть, прочел эту мысль в ее глазах.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.