Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подозревая об огромной опасности, какой он подвергался: ведь ворота не  были
заперты! Казалось, город вымер. Ругон, немного  осмелев,  свернул  на  улицу
Ниццы. Он издали оглядывал перекрестки,  дрожал  перед  каждой  подворотней,
опасаясь, как бы на него не напала шайка мятежников. Но вот он  добрался  до
проспекта Совер. По-видимому, повстанцы рассеялись во мраке, как кошмар.
     Пьер на мгновение остановился на пустынном тротуаре.  У  него  вырвался
глубокий вздох  облегчения  и  торжества.  Итак,  эти  негодяи-республиканцы
уступили ему Плассан. В этот ночной час город принадлежал ему, Пьеру;  город
спал,  как  убитый,  он  лежал  перед  ним,  темный  и  спокойный,  немой  и
доверчивый;  стоит  протянуть  руку,  чтобы  завладеть  им.   Эта   короткая
передышка, этот взгляд, брошенный свысока на уснувшие улиЦы,  доставили  ему
невыразимое наслаждение. Он стоял,  скрестив  руки,  один,  в  темноте,  как
великий  полководец  накануне  сражения.  Вдали  слышалось  только  журчание
фонтанов на проспекте, струйки с тонким звоном падали в бассейн.
     Но тут Пьером снова  овладели  сомнения.  Что,  если  на  беду  Империю
провозгласят без него? Что, если все эти Сикардо, Гарсонне, Пейроты вовсе не
арестованы и не уведены армией повстанцев, а наоборот, сами упрятали ее  всю
целиком в городские тюрьмы?.. Весь в холодном  поту,  он  пустился  в  путь,
надеясь получить точные сведения у Фелисите. Он ускорял шаг, крадучись вдоль
домов улицы Банн, как вдруг, подняв голову, замер  на  месте  от  удивления.
Одно из окон желтой гостиной было освещено, и на ярком фоне виднелась черная
фигура,  в  которой  он  узнал  жену;  высунувшись  из  окна,  она  отчаянно
жестикулировала. Он стоял в недоумении; вдруг какой-то твердый предмет  упал
на тротуар к его ногам.  Фелисите  бросила  ему  ключ  от  сарая,  где  были
спрятаны ружья. Этот ключ говорил без слов, что надо браться за  оружие.  Он
повернул обратно, не понимая, почему  жена  не  впустила  его,  и  воображая
всякие ужасы.
     Он направился прямо к Рудье; тот не спал и был наготове, хотя ничего не
знал о ночных событиях. Рудье жил на окраине нового города, в глухом  месте,
куда не достигали отголоски похода  повстанцев.  Пьер  предложил  ему  пойти
вместе с ним к Грану, который жил на углу площади  Францисканцев;  мимо  его
окон должно было пройти войско повстанцев. Служанка муниципального советника
долго вела с ними переговоры, не решаясь их впустить,  и  они  слышали,  как
бедняга Грану кричал сверху дрожащим голосом:
     - Не отпирайте, Катрина! На улице разбойники!
     Он сидел у себя в спальне, без света. Узнав  своих  добрых  друзей,  он
почувствовал облегчение; однако не позволил служанке принести лампу, так как
боялся, как бы на свет не залетела шальная пуля. Грану, по-видимому, считал,
что город еще полон бунтовщиков. Развалившись  в  кресле  у  окна,  в  одних
кальсонах, повязанный фуляровым платком, он жалобно стонал:
     - Ах, друзья мои! Если бы вы только знали!.. Я пытался заснуть, но  они
так шумели!.. Я сидел вот в этом кресле...  Я  все  видел,  решительно  все!
Какие страшные лица, прямо шайка беглых каторжников! А потом они прошли  еще
раз. Они увели с собой почтенного майора Сикардо, достойного г-на  Гарсонне,
почтмейстера, - всех-всех, - и при этом орали, как дикари!..
     Ругона  даже  в  жар  бросило  от  радости.   Он   переспросил   Грану,
действительно ли тот хорошо разглядел мэра  и  всех  остальных  среди  банды
разбойников.
     - Да ведь я же вам говорю! - хныкал Грану, - я спрятался за ставнями...
Там был и Пейрот. Они арестовали его. Я слышал, как он  говорил,  проходя  у
меня под окном: "Господа, не мучьте меня!" Очевидно, они пытали его... Какой
позор, какой позор!..
     Рудье успокоил Грану, заверив его, что город свободен. И этот достойный
человек преисполнился воинственным пылом, когда Пьер заявил ему, что  пришел
за  ним  и  они  будут  вместе  спасать  Плассан.  Трое  избавителей   стали
совещаться. Они решили, что разбудят своих друзей и потом соберутся в сарае,
в этом потайном арсенале реакционеров. Ругон продолжал  ломать  голову:  что
означали  отчаянные  жесты  Фелисите?  Он  чувствовал,  что  где-то   таится
опасность. Грану, самый глупый из трех,  первый  сообразил,  что  в  городе,
наверное, остались республиканцы. Эта мысль блеснула, как молния, и у Ругона

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.