Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ив и берез. От последних вязов  до  моста  было  не  более  трехсот  метров.
Влюбленные потратили добрых четверть часа, чтобы  пройти  это  пространство.
Наконец они все же очутилась на мосту и остановились.
     Перед ними, на другом берегу, поднималась по склону дорога в Ниццу.  Им
виден был лишь небольшой ее отрезок, потому что в полукилометре от моста она
делает крутой поворот и теряется среди  лесистых  холмов.  Обернувшись,  они
увидели другой конец ее - тот, по которому они только что  прошли.  В  ярком
свете зимней луны дорога казалась длинной серебряной лентой с темной  каймой
из вязов. Справа и слева, как  серые,  туманные  озера,  широко  раскинулись
пашни.
     Дорога, вся белая  от  инея,  прорезала  их  сверкающей,  металлической
лентой. Далеко вверху, у самого горизонта, сверкали, точно искры, освещенные
окна предместья. Мьетта и Сильвер, шаг за шагом, незаметно отошли  на  целую
милю. Они окинули взглядом пройденный путь и замерли в немом восторге, глядя
на огромный амфитеатр, восходящий до самого неба; по нему,  как  по  уступам
гигантского водопада, струились потоки  голубоватого  света;  он  возвышался
недвижно,  в  мертвом  молчании,  словно  волшебная  декорация  грандиозного
апофеоза. Ничто не могло быть величественнее этого зрелища.
     Молодые люди облокотились на перила моста  и  взглянули  вниз.  Под  их
ногами глухо, непрерывно шумела Вьорна, вздувшаяся от дождей. Вверх  и  вниз
по течению,  между  ложбинами,  где  тьма  казалась  еще  гуще,  можно  было
разглядеть темные силуэты прибрежных деревьев; кое-где лунный луч, скользнув
по воде, оставлял за собой струю расплавленного свинца, которая  колыхалась,
отсвечивая, как отблески на рыбьей чешуе. Эти блики придавали серой  водяной
пелене таинственную прелесть; они текли вместе с  нею  под  неясными  тенями
листвы. Долина казалась зачарованным, сказочным царством, где  тени  и  свет
жили странной, призрачной жизнью.
     Влюбленным это место было хорошо знакомо. В жаркие  июльские  ночи  они
часто спускались сюда, ища прохлады; здесь, на правом берегу, они  проводили
целые часы, спрятавшись под ивами, в том месте, где зеленые луга  св.  Клары
подходят к самой воде.
     Они знали все изгибы берега, знали, по каким камням надо ступать, чтобы
перейти вброд Вьорну, летом узенькую, как  нитка;  знали  лощинки,  поросшие
травой, где они сидели, забывшись в  любовных  мечтах.  И  теперь  Мьетта  с
сожалением глядела на правый берег.
     - Если б было тепло, - вздохнула она, - мы бы чуточку отдохнули  внизу,
а потом пошли бы обратно.
     Она умолкла, потом, не отрывая глаз от берега, добавила:
     - Посмотри, Сильвер, видишь, вон  там  что-то  чернеет,  перед  шлюзом?
Помнишь? Это кусты; под ними мы сидели с тобой в Преображенье.
     - Да, те самые кусты, - тихо ответил Сильвер.
     Там они впервые осмелились поцеловаться. Воспоминание пробудило в обоих
сладкое волнение, и прежние радости сливались в нем с надеждами на  будущее.
Как при свете молнии перед ними встали чудесные вечера, проведенные  вместе,
а тот вечер Преображенья они помнили до  мельчайших  подробностей:  глубокое
ясное небо, прохлада в тени деревьев у Вьорны, ласковые  слова.  И  по  мере
того как в  сердце  вставало  это  милое,  счастливое  прошлое,  перед  ними
открывалось будущее: им казалось, что мечта осуществилась, что они  рука  об
руку идут по жизни, как шли сейчас по дороге, тепло закутанные  плащом.  Они
восхищенно глядели друг другу в глаза и улыбались,  забыв  обо  всем  в  эту
безмолвную лунную ночь.
     Вдруг  Сильвер  поднял  голову.  Он  распахнул  плащ   и   прислушался.
Удивленная Мьетта последовала его примеру, хоть и  не  понимала,  почему  он
отодвинулся от нее.
     Какой-то неясный гул уже несколько мгновений доносился из-за холмов, за
которые сворачивает дорога  в  Ниццу.  Казалось,  где-то  вдали  с  грохотом
несутся телеги. Плеск реки заглушал эти неясные  звуки,  но  постепенно  они
усиливались и походили теперь на топот приближающегося войска. Гул нарастал,
и уже слышались многоголосые крики толпы, мерно чередуясь, доносились порывы
бури; казалось, вспыхивают  зарницы,  надвигается  гроза  и  ее  приближение

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.