Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

возбуждения, встал образ жандарма, кровь которого обагрила его руки. Товарищ
сказал ему, что Ренгад  жив,  что  у  него  только  выбит  глаз;  и  Сильвер
отчетливо представил  себе  жандарма  с  пустой  глазницей,  окровавленного,
ужасного. Мысль об этом человеке, о котором он ни разу не вспомнил с  самого
ухода из Плассана, была  непереносима.  Сильвер  испугался:  неужели  же  он
струсил? Он судорожно сжимал карабин, глаза застилал туман, ему не терпелось
разрядить  ружье,  выстрелом  прогнать  образ   жандарма.   Штыки   медленно
поднимались...
     Когда  из-за  края  эспланады   показались   головы   солдат,   Сильвер
инстинктивно повернулся к Мьетте. Она стояла рядом с  ним,  выпрямившись,  и
лицо ее розовело в складках красного знамени; она  поднималась  на  цыпочки,
чтобы увидеть солдат; от нервного  напряжения  ноздри  ее  трепетали,  между
алыми  губами  виднелись  белые  зубы,  крепкие,  как  у  волчонка.  Сильвер
улыбнулся ей. Не  успел  он  повернуть  голову,  как  началась  перестрелка.
Солдаты,  которых  видно  было  только  до  плеч,  открыли  огонь.  Сильверу
показалось, что вихрь пронесся над его головой;  листья,  срезанные  пулями,
дождем посыпались с вязов. Короткий звук,  похожий  на  треск  сухой  ветки,
заставил его обернуться направо. Он увидел: на земле лежал высокий дровосек,
тот самый, что был на голову выше остальных; на лбу у него чернела небольшая
ранка. Тогда Сильвер наудачу, не целясь, разрядил свой карабин, потом  снова
зарядил, снова выстрелил. Он стрелял без перерыва, разъяренный,  как  зверь,
не рассуждая, торопясь убить. Он даже не различал  солдат:  дым  расстилался
под  вязами,  как  клочья  серой  вуали.  Листья  продолжали   сыпаться   на
повстанцев.  Солдаты   целились   слишком   высоко.   По   временам   сквозь
оглушительный треск перестрелки Сильвер различал вздохи, глухое хрипение,  и
в маленьком отряде  начиналось  движение:  люди  сторонились,  давали  место
несчастным, которые падали, цепляясь за плечи соседей. Огонь  длился  десять
минут.
     Потом, в промежутке  между  залпами,  кто-то  крикнул:  "Спасайся,  кто
может!" - диким, полным ужаса голосом. Послышался  гул,  возмущенный  ропот:
"Трусы, трусы!" По рядам пронесся страшный слух:  генерал  бежал,  кавалерия
рубит стрелков, рассыпавшихся по  долине  Нор.  Выстрелы  не  смолкали,  они
раздавались через неровные промежутки,  прорезая  дым  огненными  вспышками.
Чей-то  суровый  голос  крикнул,  что  надо  умереть  на  месте.  Но  другой
обезумевший голос покрывал его: "Спасайся, кто может! спасайся, кто  может!"
Люди бежали, швыряя оружие, перепрыгивая  через  убитых.  Остальные  смыкали
ряды. Уцелело человек десять повстанцев. Двое пустились в бегство; троих  из
восьми скосило одним залпом.
     Сильвер и Мьетта по-прежнему продолжали  стоять  на  месте,  ничего  не
понимая. Чем меньше становился отряд, тем выше Мьетга  подымала  знамя;  она
держала его перед собой как огромную свечу, крепко сжимая руками. Знамя было
все изрешечено пулями. Когда  у  Сильвера  в  карманах  не  осталось  больше
патронов, он перестал стрелять, тупо глядя на карабин. Вдруг  какая-то  тень
пронеслась у него по лицу, словно  огромная  птица  задела  его  крылом.  Он
поднял глаза и увидел, что знамя падает из рук Мьетты. Девушка прижала  руки
к груди и  запрокинув  голову,  с  лицом,  искаженным  страданием,  медленно
повернулась на месте. Она  даже  не  вскрикнула,  она  рухнула  навзничь  на
красное полотнище знамени.
     - Вставай! Вставай скорей! - кричал обезумевший Сильвер, протягивая  ей
руку.
     Но она лежала неподвижно, широко раскрыв глаза,  не  говоря  ни  слова.
Сильвер понял. Он упал на колени.
     - Ты ранена? Говори, куда тебя ранили?..
     Она ничего не ответила; она задыхалась, она  смотрела  на  него  широко
раскрытыми глазами, ее била мелкая дрожь. Тогда он рознял ей руки:
     - Сюда? Скажи. Сюда?..
     Он разорвал кофточку и обнажил ей грудь. Он искал, но ничего не  видел.
Глаза его были полны слез. Потом под левой  грудью  он  разглядел  маленькое
розовое отверстие; лишь одна капля крови вытекла из раны.
     - Ничего, - пролепетал он, - я сейчас сбегаю за  Паскалем,  он  вылечит

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.