Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дезертиров. Поразительная солидарность спаяла отряды. Гнев их  обрушился  на
вождей, которые  действительно  оказались  несостоятельными.  Допущены  были
непоправимые ошибки,  и  теперь,  брошенные  всеми,  дезорганизованные,  под
началом  нерешительных  командиров,  почти   лишенные   сторожевой   охраны,
повстанцы были отданы на произвол первого же отряда солдат.  Они  пробыли  в
Оршере еще два дня - вторник и среду, теряя время, ухудшая  свое  положение.
Генерал, тот самый человек с саблей,  которого  Сильвер  показал  Мьетте  на
дороге, колебался, подавленный огромной ответственностью, лежавшей на нем. В
четверг он решил, что дольше оставаться в Оршере опасно. В час  дня  он  дал
приказ выступать и повел  свою  маленькую  армию  на  высоты  Сен-Рура;  эта
позиция была бы  неприступной,  если  ее  умело  защищать.  Домики  Сен-Рура
расположены уступами по склону  высокого  холма;  позади  городка  громадные
скалы заслоняют горизонт. До  этой  естественной  крепости  можно  добраться
только по долине Нор, которая простирается у  подножья  плато.  Над  долиной
возвышается эспланада, превращенная  в  площадь  для  гуляний  и  обсаженная
великолепными вязами. Здесь-то и остановились повстанцы. Заложников  заперли
в гостинице "Белого мула", стоявшей на площади. Ночь была черная и  мрачная.
Поползли слухи о предательстве. Наутро человек с саблей, не принявший  самых
необходимых  мер  предосторожности,  сделал  смотр   своему   войску.   Ряды
повстанцев выстроились  спиной  к  долине;  тут  было  причудливое  смешение
костюмов:  коричневые  куртки,  темные  пальто,  синие  блузы,  подпоясанные
красными кушаками;  самое  неожиданное  оружие  сверкало  на  солнце:  остро
отточенные косы, увесистые лопаты землекопов, потемневшие стволы  охотничьих
ружей. В ту минуту, когда импровизированный генерал  проезжал  верхом  перед
маленькой армией, прибежал дозорный, случайно оставшийся  в  роще  оливковых
деревьев. Махая руками, он кричал:
     - Солдаты! солдаты!..
     Поднялось  невероятное  смятение.  Сперва  подумали,  что  это   ложная
тревога. Повстанцы, забыв всякую дисциплину, ринулись  вперед,  подбежали  к
краю эспланады, чтобы увидеть солдат. Ряды распались. Когда из-за  сероватой
завесы оливковых деревьев показался темный четкий строй  солдат,  сверкающий
штыками, все подались назад; произошло смятение, волна паники пронеслась  по
всему плато.
     Между тем посреди эспланады  выстроились  грозные,  стойкие  отряды  из
Палюда и  Сен-Мартен-де-Во.  Великан  дровосек  кричал,  размахивая  красным
шарфом:
     - К нам, Шаваноз, Грайль, Пужоль, Сент-Этроп!  К  нам,  Тюлет!  К  нам,
Плассан!
     Толпы  людей  пересекали  площадь.   Человек   с   саблей,   окруженный
фаверольцами, повел несколько отрядов крестьян из  Верну,  Корбьер,  Марсан,
Прюина и других селений, намереваясь обойти неприятеля и напасть на  него  с
правого  фланга.  Другие  отряды  -  из  Валькейра,  Назер,  Кастель-ле-Вье,
РошНуар, Мюрдаран - устремились влево и рассыпались по равнине Нор.
     Площадь опустела, а горожане и  сельчане,  которых  призывал  дровосек,
постепенно собрались под вязами и  стояли  темной  бесформенной  массой,  не
соблюдая правил строя; они сбились в огромную глыбу, чтобы  преградить  путь
врагу  или  умереть.  Плассанцы  находились  в  центре  этого   героического
батальона. Среди серых курток и блуз, в  синеватых  отблесках  оружия,  плащ
Мьетты, державшей обеими руками знамя, выделялся большим  алым  пятном,  как
свежая кровавая рана.
     Наступило глубокое молчание. В окне "Белого  мула"  показалось  бледное
лицо г-на Пейрота. Он что-то говорил, делая отчаянные жесты.
     - Прячьтесь! Закройте ставни! - яростно закричали повстанцы. -  Вас  же
убьют!
     Ставни поспешно захлопнулись, и теперь слышен был только  мерный  топот
приближающихся солдат.
     Прошла бесконечная минута. Солдаты  скрылись  за  пригорком,  и  вскоре
повстанцы увидели со стороны равнины, на уровне земли, строй штыков,  -  они
поднимались, вырастали, колыхались в  лучах  восходящего  солнца,  как  поле
стальных  колосьев,  В  этот  момент  в  глазах  Сильвера,   дрожавшего   от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.