Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тихую гладь, и студеная влага охлаждала их возбуждение.
     Эти ножные ванны внушили Мьетте желание, которое чуть было не испортило
их прекрасную невинную любовь. Она захотела во что бы то ни стало  "купаться
по-настоящему". Немного выше, за мостом, находилась большая заводь, глубиной
около метра, очень удобная, по ее словам, и совсем безопасная; сейчас тепло,
можно войти в воду по самые плечи;  и  потом  ей  ужасно  хочется  научиться
плавать. Сильвер ее научит. Но Сильвер возражал: ночью купаться  опасно;  их
могут увидеть, и это им повредит. Но  он  умолчал  о  главной  причине.  Его
инстинктивно тревожила мысль о новой забаве. Он задумался над тем,  как  они
будут раздеваться и  как  он  будет  поддерживать  Мьетту  в  воде.  А  она,
невидимому, и не подозревала обо всех этих трудностях.
     Как-то вечером она принесла с собой купальный костюм,  переделанный  из
старого платья. Сильверу пришлось вернуться домой к тете Диде за кальсонами.
Затея оказалась вполне невинной.  Мьетта  даже  не  отошла  в  сторону:  она
попросту разделась в тени ветлы, такой густой, что ее детское тело  лишь  на
мгновение блеснуло смутной белизной. Смуглое тело Сильвера вырисовывалось  в
темноте, как ствол молодого дуба, а округлые руки и ноги Мьетты похожи  были
на молочно-белые ветви березы.
     Листва прибрежных деревьев одевала их  темными  пятнами  теней,  и  они
весело вошли в воду, окликая друг друга, вскрикивая от неожиданного  холода.
Смущение, тайная стыдливость - все было забыто. Они  купались  больше  часа,
плескались, брызгали друг другу в лицо. Мьетта то сердилась, то хохотала,  а
Сильвер, давая первый урок плавания, время от времени окунал ее  с  головой,
чтобы "закалить". Ухватив Мьетту одной рукой за талию, другой он поддерживал
ее снизу, а она отчаянно била  по  воде  руками  и  ногами,  воображая,  что
плывет, но как только  Сильвер  отпускал  ее,  она  начинала  барахтаться  и
кричать, судорожно ударяла по воде,  цеплялась  за  его  плечи  и  руки.  На
мгновение она прижималась к нему и отдыхала, переводя дух; с  нее  струилась
вода, и мокрый костюм обрисовывал прелестную форму ее юной груди.
     - Ну, еще раз-эк!.. - кричала она. - Нет,  ты  нарочно!..  ты  меня  не
держишь!
     И ничего дурного не было ни в объятии Сильвера, поддерживавшего ее,  ни
в испуганных движениях Мьетты, цеплявшейся  за  его  шею;  свежесть  купанья
сообщала всему кристальную чистоту.
     Невинные обнаженные дети, смеясь, резвились  в  теплом  сумраке,  среди
дремлющей листвы. После первого  купанья  Сильвер  упрекал  себя  за  дурные
мысли. Мьетта раздевалась так быстро, она была такая свежая в его  объятиях,
она так звонко смеялась! Не прошло  и  двух  недель,  как  Мьетта  научилась
плавать. Она свободно управляла руками и ногами, покоясь на  воде,  играя  с
нею, наслаждаясь ее податливой нежностью, проникаясь покоем небес, прелестью
берегов.
     Они бесшумно плыли рядом,  и  Мьетте  казалось,  что  листва  по  обоим
берегам  реки  сгущается,  склоняется  над  ними,  прикрывает  их   огромным
занавесом. А в лунные ночи блики  скользили  между  стволами,  и  прозрачные
фигуры в белых одеждах проходили вдоль берега. Мьетте  не  было  страшно.  С
несказанным волнением следила она за игрой  теней.  Она  плыла  медленно,  и
спокойная вода, блестевшая как зеркало в лунном свете,  при  ее  приближении
собиралась в складки, словно ткань, затканная серебром;  круги  расширялись,
расплываясь у берегов под тенью  плакучих  ив,  где  слышались  таинственные
всплески; каждый взмах руки приближал ее к черному  омуту,  полному  звуков,
мимо которого Мьетта старалась поскорее проплыть; мелькали группы  деревьев;
их темные очертания меняли контуры, удлинялись, казалось, следовали  за  ней
по берегу. А когда Мьетта ложилась на спину, из невидимой туманной  дали  до
нее доносился тогда торжественный, протяжный голос ночи, полный  шелестов  и
вздохов.
     Мьетта не была  по  натуре  мечтательницей.  Всем  своим  телом,  всеми
чувствами она наслаждалась небом, рекой, тенями,  светом,  но  больше  всего
рекой, которая в неустанном движении  качала  ее  с  упоительной  нежностью.
Какое наслаждение подниматься по течению,  чувствовать,  как  упругие  струи
ударяют в грудь, пробегают по ногам, вызывают легкую щекотку, такую  нежную,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.