Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тихую гладь, и студеная влага охлаждала их возбуждение.
     Эти ножные ванны внушили Мьетте желание, которое чуть было не испортило
их прекрасную невинную любовь. Она захотела во что бы то ни стало  "купаться
по-настоящему". Немного выше, за мостом, находилась большая заводь, глубиной
около метра, очень удобная, по ее словам, и совсем безопасная; сейчас тепло,
можно войти в воду по самые плечи;  и  потом  ей  ужасно  хочется  научиться
плавать. Сильвер ее научит. Но Сильвер возражал: ночью купаться  опасно;  их
могут увидеть, и это им повредит. Но  он  умолчал  о  главной  причине.  Его
инстинктивно тревожила мысль о новой забаве. Он задумался над тем,  как  они
будут раздеваться и  как  он  будет  поддерживать  Мьетту  в  воде.  А  она,
невидимому, и не подозревала обо всех этих трудностях.
     Как-то вечером она принесла с собой купальный костюм,  переделанный  из
старого платья. Сильверу пришлось вернуться домой к тете Диде за кальсонами.
Затея оказалась вполне невинной.  Мьетта  даже  не  отошла  в  сторону:  она
попросту разделась в тени ветлы, такой густой, что ее детское тело  лишь  на
мгновение блеснуло смутной белизной. Смуглое тело Сильвера вырисовывалось  в
темноте, как ствол молодого дуба, а округлые руки и ноги Мьетты похожи  были
на молочно-белые ветви березы.
     Листва прибрежных деревьев одевала их  темными  пятнами  теней,  и  они
весело вошли в воду, окликая друг друга, вскрикивая от неожиданного  холода.
Смущение, тайная стыдливость - все было забыто. Они  купались  больше  часа,
плескались, брызгали друг другу в лицо. Мьетта то сердилась, то хохотала,  а
Сильвер, давая первый урок плавания, время от времени окунал ее  с  головой,
чтобы "закалить". Ухватив Мьетту одной рукой за талию, другой он поддерживал
ее снизу, а она отчаянно била  по  воде  руками  и  ногами,  воображая,  что
плывет, но как только  Сильвер  отпускал  ее,  она  начинала  барахтаться  и
кричать, судорожно ударяла по воде,  цеплялась  за  его  плечи  и  руки.  На
мгновение она прижималась к нему и отдыхала, переводя дух; с  нее  струилась
вода, и мокрый костюм обрисовывал прелестную форму ее юной груди.
     - Ну, еще раз-эк!.. - кричала она. - Нет,  ты  нарочно!..  ты  меня  не
держишь!
     И ничего дурного не было ни в объятии Сильвера, поддерживавшего ее,  ни
в испуганных движениях Мьетты, цеплявшейся  за  его  шею;  свежесть  купанья
сообщала всему кристальную чистоту.
     Невинные обнаженные дети, смеясь, резвились  в  теплом  сумраке,  среди
дремлющей листвы. После первого  купанья  Сильвер  упрекал  себя  за  дурные
мысли. Мьетта раздевалась так быстро, она была такая свежая в его  объятиях,
она так звонко смеялась! Не прошло  и  двух  недель,  как  Мьетта  научилась
плавать. Она свободно управляла руками и ногами, покоясь на  воде,  играя  с
нею, наслаждаясь ее податливой нежностью, проникаясь покоем небес, прелестью
берегов.
     Они бесшумно плыли рядом,  и  Мьетте  казалось,  что  листва  по  обоим
берегам  реки  сгущается,  склоняется  над  ними,  прикрывает  их   огромным
занавесом. А в лунные ночи блики  скользили  между  стволами,  и  прозрачные
фигуры в белых одеждах проходили вдоль берега. Мьетте  не  было  страшно.  С
несказанным волнением следила она за игрой  теней.  Она  плыла  медленно,  и
спокойная вода, блестевшая как зеркало в лунном свете,  при  ее  приближении
собиралась в складки, словно ткань, затканная серебром;  круги  расширялись,
расплываясь у берегов под тенью  плакучих  ив,  где  слышались  таинственные
всплески; каждый взмах руки приближал ее к черному  омуту,  полному  звуков,
мимо которого Мьетта старалась поскорее проплыть; мелькали группы  деревьев;
их темные очертания меняли контуры, удлинялись, казалось, следовали  за  ней
по берегу. А когда Мьетта ложилась на спину, из невидимой туманной  дали  до
нее доносился тогда торжественный, протяжный голос ночи, полный  шелестов  и
вздохов.
     Мьетта не была  по  натуре  мечтательницей.  Всем  своим  телом,  всеми
чувствами она наслаждалась небом, рекой, тенями,  светом,  но  больше  всего
рекой, которая в неустанном движении  качала  ее  с  упоительной  нежностью.
Какое наслаждение подниматься по течению,  чувствовать,  как  упругие  струи
ударяют в грудь, пробегают по ногам, вызывают легкую щекотку, такую  нежную,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.