Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Этот крик любящего и мужественного сердца глубоко тронул  Сильвера.  Он
обнял Мьетту и поцеловал ее в обе  щеки.  Девушка,  смеясь,  отворачивалась,
глаза ее были полны слез.
     Вокруг влюбленных в безмерно  холодном  покое  спали  поля.  Сильвер  и
Мьетта дошли до середины склона. Слева возвышался холм, на вершине  которого
белели развалины ветряной мельницы, освещенные луной; уцелела только  башня,
обвалившаяся с одной стороны. Здесь они уговорились  повернуть  обратно.  От
самого предместья они ни разу не взглянули на окружавшие их поля.  Поцеловав
Мьетту, Сильвер поднял голову. Он увидел мельницу.
     - Как мы быстро шли, - воскликнул он, - вот и  мельница!  Должно  быть,
уже половина десятого. Пора домой.
     Мьетта надула губки.
     - Пройдем еще немного, - сказала она просящим тоном. - Только несколько
шагов, до проселочной дороги. Правда, только туда.
     Сильвер, улыбаясь, обнял ее, и они снова пошли вниз по  дороге.  Теперь
уже нечего было бояться любопытных взглядов, За последними домами предместья
им не встретилось ни души. Но они все еще закрывались плащом. Этот плащ, эта
общая  их  одежда  была  словно  естественной  обителью  их  любви.  Сколько
счастливых вечеров провели они под его покровом.  Если  бы  они  просто  шли
рядом, то чувствовали бы себя ничтожными, затерянными среди широкой равнины.
Но им придавало уверенность и силу то, что они были слиты в единое существо.
Раздвинув полы, они глядели на поля, расстилавшиеся по обе  стороны  дороги,
не чувствуя той  угнетенности,  которой  бесстрастные,  безбрежные  просторы
подавляют человеческую нежность. Им казалось, что они одни в своем домике  и
любуются природой, глядя в окно. Им нравилась мирная тишина, пелена  спящего
света, уголки  природы,  неясно  выступающие  из-под  савана  зимы  и  ночи,
нравилась вся долина, которая очаровывала их, но такими чарами, что  они  не
разъединяли сердца, прильнувшие друг к другу.
     Оба молчали, не говорили больше о других, не говорили даже о себе.  Они
отдались мгновению,  обмениваясь  пожатием  руки,  отрывочным  восклицанием,
роняя порою слово, почти не слушая,  усыпленные  теплотой  объятия.  Сильвер
забыл  свой  революционный  экстаз,  Мьетта  не  думала  о  том,  что  через
какой-нибудь час возлюбленный покинет ее надолго, быть может навсегда. И как
в обычные дни, когда разлука не омрачала спокойствия их свиданий, они шли  в
блаженной дремоте, в любовном упоении.
     Они все  шли.  Скоро  они  достигли  проселочной  дороги,  про  которую
говорила Мьетта, - она вела через поля к деревне на берегу Вьорны. Но они не
остановились, а продолжали спускаться, будто не  замечая  того  перекрестка,
где собирались повернуть обратно. Только через несколько минут Сильвер  тихо
сказал:
     Должно быть, уж поздно. Ты устанешь. Нет, нет, честное слово, я  совсем
не устала, - ответила девушка. - Я могу пройти еще несколько миль. Потом она
добавила вкрадчивым голосом:
     - Хочешь, дойдем до  лугов  святой  Клары?  А  там  уже  конец.  Оттуда
повернем обратно.
     Сильвер, убаюканный ее мерным шагом, дремавший с открытыми глазами,  не
возражал. Опять  их  охватило  блаженство.  Они  шли  медленно,  боясь  того
мгновения, когда им придется возвращаться по этому же склону. Пока  они  шли
вперед, им казалось, что они вечно будут идти вот так,  обнявшись,  слившись
друг с другом. Обратный путь означал разлуку, мучительное расставание.
     Спуск понемногу становился более  отлогим.  По  всей  долине  до  самой
Вьорны, протекающей на другом ее конце, у подножья низких холмов раскинулись
луга св. Клары, отделенные от дороги живой изгородью.
     - Знаешь что, - воскликнул Сильвер в  свою  очередь,  дойдя  до  первой
полоски травы, - пройдем еще до моста.
     Мьетта  звонко  рассмеялась.  Она  обхватила  юношу  за  шею  и  громко
поцеловала его.
     В то время широкая аллея вязов  оканчивалась  у  живой  изгороди  двумя
большими деревьями, двумя исполинами, выше всех остальных. Луга, начинаясь у
самой дороги, словно широкие полосы зеленой шерсти, тянулись  до  прибрежных

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.