Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собранию: «Четыре года тому назад я не умела ни читать, ни писать, а сегодня я беседую с 
Фейхтвангером о его книгах», — то радость их законна. Она вытекает из такого глубокого 
признания советского мира и понимания их собственного места в этом мире, что чувство 
испытываемого ими счастья передается и слушателям.
     
     
Крестьянская и рабочая интеллигенция
     
     По статистике западных стран, процентная норма студентов, выходцев из крестьян или 
рабочих, чрезвычайно низка. Отсюда само собой напрашивается вывод, что в западных странах 
огромное количество способных людей обречено на невежество только потому, что их 
родители не имеют имущества, в то время как множество неспособных, родители которых 
имеют деньги, принуждаются к учению. С воодушевлением смотришь, как миллионы людей 
Советского Союза, которые при существовавших еще двадцать лет тому назад условиях 
должны были бы прозябать в крайнем невежестве, ныне, когда перед ними открылись двери, с 
восторгом устремляются в учебные заведения. Советский Союз, поднявший огромные массы 
лежавших до того втуне полезных ископаемых, обратил себе на пользу также дремавший под 
спудом могучий пласт интеллигенции. Успех на этом участке был не меньший, чем на первом. 
С радостной жадностью эти пролетарии и крестьяне с молодыми и свежими мозгами 
принимаются за изучение новых для них наук, глотают и переваривают их, и 
непосредственность, с которой их юные глаза впитывают накопленные тремя тысячелетиями 
знания, с которой они открывают в них новые, неожиданные стороны, подбодряет того, кто 
после всего пережитого со времени войны был уже готов отчаяться в будущем человеческой 
цивилизации.
     
     
Глупы и самонадеянны?
     
     Андре Жид рассказывает о самомнении этого молодого поколения. Он описывает, как его 
спрашивали о том, имеется ли и в Париже метро, как ему не хотели верить, что во Франции 
русские фильмы допущены к демонстрации, как ему надменно и пренебрежительно заявили, 
что совершенно излишне утруждать себя изучением иностранных языков, потому что все равно 
у заграницы учиться больше нечему. Так как советские газеты очень часто, говоря о 
московском метро, сравнивают его с заграничными, так как они постоянно выражают свою 
радость по поводу успеха советских фильмов именно во Франции, то очевидно, что Андре Жид 
имел дело с несколькими глупыми и дерзкими юнцами, представляющими в своей среде 
исключение. Мне, во всяком случае, такие вопросы никогда не задавались, хотя я провел с 
советской молодежью очень большое количество бесед. Я был приятно удивлен, увидев, 
сколько студентов знают немецкий, английский или французский языки или даже два и три из 
этих языков.
     
     
Советский читатель
     
     Писателю доставляет истинную радость сознание того, что его книги находятся в 
библиотеках этих молодых советских людей. Почти во всех странах мира имеются 
заинтересованные читатели, обращающиеся с любознательными вопросами к автору. Однако на 
Западе в большинстве случаев книги являются только культурным времяпрепровождением, 
роскошью. Но для читателя Советского Союза как будто не существует границ между 
действительностью, в которой он живет, и миром его книг. Он относится к персонажам своих 
книг, как к живым людям, окружающим его, спорит с ними, отчитывает их, видит реальность в 
событиях книги и в ее людях. Я неоднократно имел возможность обсуждать на фабриках с 
коллективами читателей свои книги. Там были инженеры, рабочие, служащие. Они прекрасно 
знали мои книги, некоторые места даже лучше, чем я сам. Отвечать им было не всегда легко. 
Они, эти молодые крестьянские и рабочие интеллигенты, задают весьма неожиданные вопросы, 
защищают свою точку зрения почтительно, но упорно и решительно. Они лишают автора 
возможности спрятаться за законы эстетики и рассуждений о литературной технике и 
поэтической свободе. Автор создал своих людей, он за них отвечает, и если он на вежливые, но 
решительные возражения и сомнения своих молодых читателей дает не вполне правдивые 
ответы, то читатели немедленно дают ему почувствовать свое неудовольствие. Очень полезно 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.