Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мнению, они имели право, никто из них, например, не входил в состав «Политического Бюро». 
Правда, они опять вошли в милость, но в свое время их судили как троцкистов, и у них не было 
больше никаких шансов выдвинуться в первые ряды. Они были в некотором смысле 
разжалованы, и «никто не может быть опаснее офицера, с которого сорвали погоны», говорит 
Радек, которому это должно быть хорошо известно.
     
     
Возражения против порядка ведения процесса
     
     Кроме нападок на обвинение слышатся не менее резкие нападки на самый порядок 
ведения процесса. Если имелись документы и свидетели, спрашивают сомневающиеся, то 
почему же держали эти документы в ящике, свидетелей — за кулисами и довольствовались не 
заслуживающими доверия признаниями?
     
     
Ответ советских граждан
     
     Это правильно, отвечают советские люди, на процессе мы показали некоторым образом 
только квинтэссенцию, препарированный результат предварительного следствия. Уличающий 
материал был проверен нами раньше и предъявлен обвиняемым. На процессе нам было 
достаточно подтверждения их признания. Пусть тот, кого это смущает, вспомнит, что это дело 
разбирал военный суд и что процесс этот был в первую очередь процессом политическим. Нас 
интересовала чистка внутриполитической атмосферы. Мы хотели, чтобы весь народ, от Минска 
до Владивостока, понял происходящее. Поэтому мы постарались обставить процесс с 
максимальной простотой и ясностью. Подробное изложение документов, свидетельских 
показаний, разного рода следственного материала может интересовать юристов, 
криминалистов, историков, а наших советских граждан мы бы только запутали таким 
чрезмерным нагромождением деталей. Безусловное признание говорит им больше, чем 
множество остроумно сопоставленных доказательств. Мы вели этот процесс не для 
иностранных криминалистов, мы вели его для нашего народа.
     
     
Гипотезы с авантюрным оттенком
     
     Так как такой весьма внушительный факт, как признания, их точность и определенность, 
опровергнут быть не может, сомневающиеся стали выдвигать самые авантюристические 
предположения о методах получения этих признаний.
     
     
Яд и гипноз
     
     В первую очередь, конечно, было выдвинуто наиболее примитивное предположение, что 
обвиняемые под пытками и под угрозой новых, еще худших пыток были вынуждены к 
признанию. Однако эта выдумка была опровергнута несомненно свежим видом обвиняемых и 
их общим физическим и умственным состоянием. Таким образом, скептики были вынуждены 
для объяснения «невероятного» признания прибегнуть к другим источникам. Обвиняемым, 
заявили они, давали всякого рода яды, их гипнотизировали и подвергали действию 
наркотических средств. Однако еще никому на свете не удавалось держать другое существо под 
столь сильным и длительным влиянием, и тот ученый, которому бы это удалось, едва ли 
удовольствовался бы положением таинственного подручного полицейских органов; он, 
несомненно, в целях увеличения своего удельного веса ученого, предал бы гласности 
найденные им методы. Тем не менее противники процесса предпочитают хвататься за самые 
абсурдные гипотезы бульварного характера, вместо того чтобы поверить в самое простое, а 
именно, что обвиняемые были изобличены и их признания соответствуют истине.
     
     
Советские люди смеются
     
     Советские люди только пожимают плечами и смеются, когда им рассказывают об этих 
гипотезах. Зачем нужно было нам, если мы хотели подтасовать факты, говорят они, прибегать к 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.