Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Шекспир о Троцком
     
     Кориолан Шекспира, придя к врагам Рима — вольскам, рассказывает о неверных друзьях, 
предавших его: «И пред лицом патрициев трусливых, — говорит он заклятому врагу Рима, — 
бессмысленными криками рабов из Рима изгнан я. Вот почему я здесь теперь — пред очагом 
твоим. Я здесь для мщенья. С врагом моим я за изгнанье должен расплатиться».
     Так отвечает Шекспир на вопрос о том, возможен ли договор между Троцким и 
фашистами.
     
     
Ленин о Троцком
     
     Небольшевистское прошлое Троцкого — это не случайность. Так отвечает Ленин в своем 
завещании на вопрос о том, возможен ли договор между Троцким и фашистами.
     
     
Троцкий о Троцком
     
     Эмиль Людвиг сообщает о своей беседе с Троцким, состоявшейся вскоре после высылки 
Троцкого на Принцевы Острова, около Стамбула. Эту беседу Эмиль Людвиг опубликовал в 
1931 году в своей книге «Дары жизни». То, что было высказано уже тогда, в 1931 году, 
Троцким, должно заставить призадуматься всех, кто находит обвинения, предъявленные ему, 
нелепыми и абсурдными. «Его собственная партия, — сообщает Людвиг (я цитирую 
дословно. — Л.Ф.), — по словам Троцкого, рассеяна повсюду и поэтому трудно поддается 
учету. „Когда же она сможет собраться?“ — Когда для этого представится какой-либо новый 
случай, например война или новое вмешательство Европы, которая смогла бы почерпнуть 
смелость из слабости правительства. „Но в этом случае вас-то именно и не выпустят, даже если 
бы те захотели вас впустить“. Пауза — в ней чувствуется презрение. — О, тогда, по всей 
вероятности, пути найдутся. — Теперь улыбается даже госпожа Троцкая». Так отвечает 
Троцкий на вопрос о том, возможен ли договор между Троцким и фашистами.
     
     
Правдоподобны ли обвинения, предъявленные Радеку и Пятакову
     
     Что же касается Пятакова, Сокольникова, Радека, представших перед судом во втором 
процессе, то по поводу их возражения были следующего порядка: невероятно, чтобы люди с их 
рангом и влиянием вели работу против государства, которому они были обязаны своим 
положением и постами, чтобы они пустились в то авантюрное предприятие, которое им ставит 
в вину обвинение.
     
     
Идеологические мотивы обвиняемых
     
     Мне кажется неверным рассматривать этих людей только под углом зрения занимаемого 
ими положения и их влияния. Пятаков и Сокольников были не только крупными чиновниками, 
Радек был не только главным редактором «Известий» и одним из близких советников Сталина. 
Большинство этих обвиняемых были в первую очередь конспираторами, революционерами, 
всю свою жизнь они были страстными бунтовщиками и сторонниками переворота — в этом 
было их призвание. Все, чего они достигли, они достигли вопреки предсказаниям «разумных», 
благодаря своему мужеству, оптимизму, любви к рискованным предприятиям. К тому же они 
верили в Троцкого, обладающего огромной силой внушения. Вместе со своим учителем они 
видели в «государстве Сталина» искаженный образ того, к чему они сами стремились, и свою 
высшую цель усматривали в том, чтобы внести в это искажение свои коррективы.
     
     
Материальный вопрос
     
     Не следует также забывать о личной заинтересованности обвиняемых в перевороте. Ни 
честолюбие, ни жажда власти у этих людей не были удовлетворены. Они занимали высокие 
должности, но никто из них не занимал ни одного из тех высших постов, на которые, по их 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.