Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сапожника и до сих пор сохранил связь с рабочими и крестьянами. Он больше, чем любой из 
известных мне государственных деятелей, говорит языком народа. Сталин определенно не 
является великим оратором. Он говорит медлительно, без всякого блеска, слегка глуховатым 
голосом, затруднительно. Он медленно развивает свои аргументы, апеллирующие к здравому 
смыслу людей, постигающих не быстро, но основательно. Но главное у Сталина — это юмор, 
обстоятельный, хитрый, спокойный, порой беспощадный крестьянский юмор. Он охотно 
приводит в своих речах юмористические строки из популярных русских писателей, он 
выбирает смешное и дает ему практическое применение, некоторые места его речей 
напоминают рассказы из старинных календарей. Когда Сталин говорит со своей лукавой 
приятной усмешкой, со своим характерным жестом указательного пальца, он не создает, как 
другие ораторы, разрыва между собой и аудиторией, он не возвышается весьма эффектно на 
подмостках, в то время как остальные сидят внизу, — нет, он очень быстро устанавливает 
связь, интимность между собой и своими слушателями. Они сделаны из того же материала, что 
и он; им понятны его доводы; они вместе с ним весело смеются над простыми историями.
     
     
Техника его речи
     
     Я не могу не привести примера, подтверждающего народный характер сталинского 
красноречия. Он говорит, например, о конституции и насмехается над официозом «Дейтше 
Корреспонденц», который заявляет, что Конституция Советского Союза не может быть 
признана действительной конституцией, так как Советский Союз представляет не что иное, как 
географическое понятие.
     
     
Бюрократ и Америка
     
     "Что можно сказать, — спрашивает Сталин — о таких, с позволения сказать, «критиках»? 
И он рассказывает весело настроенному собранию: "В одном из своих сказок-рассказов великий 
русский писатель Щедрин дает тип бюрократа-самодура, очень ограниченного и тупого, но до 
крайности самоуверенного и ретивого. После того как этот бюрократ навел во «вверенной» ему 
области «порядок и тишину», истребив тысячи жителей и спалив десятки городов, он оглянулся 
кругом и заметил на горизонте Америку, страну, конечно, малоизвестную, где имеются, 
оказывается, какие-то свободы, смущающие народ, и где государством управляют иными 
методами. Бюрократ заметил Америку и возмутился: что это за страна, откуда она взялась, на 
каком таком основании она существует? Конечно, ее случайно открыли несколько веков тому 
назад, но разве нельзя ее снова закрыть, чтоб духу ее не было вовсе? И, сказав это, наложил 
резолюцию: «Закрыть снова Америку»
     
     
Сталин и его национал-социалистический критик
     
     "Мне кажется, — объясняет Сталин собранию, — что господа из «Дейтше 
Дипломатиш-Политише Корреспонденц» как две капли воды похожи на щедринского 
бюрократа. Этим господам СССР давно уже намозолил глаза. Девятнадцать лет стоит СССР как 
маяк, заражая духом освобождения рабочий класс всего мира и вызывая бешенство у врагов 
рабочего класса. И он, этот СССР, оказывается, не только просто существуют, но даже растет, и 
не только растет, но даже преуспевает, и не только преуспевает, но даже сочиняет проект новой 
Конституции, проект, возбуждающий умы, вселяющий новые надежды угнетенным классам. 
Как же после этого не возмущаться господам из германского официоза? Что это за страна, 
вопят они, на каком таком основании она существует, и если ее открыли в октябре 1917 года, то 
почему нельзя ее снова закрыть, чтоб духу ее не было вовсе? И сказав это, постановили: 
закрыть снова СССР, объявить во всеуслышание, что СССР, как государство, не существует, 
что СССР есть не что иное, как простое географическое понятие!
     
     
Непослушная действительность
     
     Кладя резолюцию о том, чтобы закрыть снова Америку, щедринский бюрократ, несмотря 
на всю свою тупость, все же нашел в себе элементы понимания реального, сказав тут же про 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.