Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     
Наследство
     
     Научные книги также находят там отклик. Новое издание сочинений Канта, выпущенное 
тиражом в 100000 экземпляров, было немедленно расхватано. Тезисы умерших философов 
вызывают вокруг себя такие же дебаты, как какая-нибудь актуальная хозяйственная проблема, 
имеющая жизненное значение для каждого человека, а об исторической личности спорят так 
горячо, как будто вопрос касается качеств работающего ныне народного комиссара. Советские 
граждане равнодушны ко всему, что не имеет отношения к их действительности, но, найдя 
однажды, что такая-то вещь имеет какое-то отношение к их действительности, они заставляют 
ее жить чрезвычайно интенсивной жизнью, и понятие «наследство», которое они очень охотно 
употребляют, приобретает у них какой-то в высшей степени осязательный характер.
     
     
Изобразительные искусства
     
     С изобразительными искусствами дело обстоит так же, как с литературой.
     
     
Московские театры
     
     Очень трудно, говоря о московских театрах и фильмах, продолжать повествование в 
деловом духе и не восторгаться как представлениями, так и публикой. Советские люди — это 
самые лучшие в мире, самые отважные, полные чувства ответственности режиссеры и 
музыканты. Как москвичи играют произведения своих собственных композиторов — 
Чайковского, Римского-Корсакова, «Тихий Дон» молодого Дзержинского, как они играют 
«Фигаро» или «Кармен» — это не только совершенно в музыкальном отношении, режиссура, 
актерское исполнение, сценическое оформление — все поражает новизной и необычайной 
полнотой жизни. Создать произведения, равные произведениям Московского художественного 
и Вахтанговского театров, театры других стран не могут: у них, не говоря о таланте, недостает 
для этого ни денег, ни терпения: чтобы достигнуть такого овладения каждой ролью и такой 
сыгранности ансамбля, нужно репетировать долгие месяцы, иногда и годы, а это возможно 
только тогда, когда режиссер не чувствует над собой плетки предпринимателя, 
заинтересованного только в материальной выгоде. Сценические картины отличаются такой 
законченностью, какой мне нигде до сих пор не приходилось видеть; декорации, там, где это 
уместно, например в опере или в некоторых исторических пьесах, поражают своим 
расточительным великолепием. Раньше увлекались экстравагантностью. Увлечение это утихло, 
вкусы стали умереннее, однако смелые, интересные эксперименты встречаются и поныне, как, 
например, пьеса «Много шума из ничего» в Вахтанговском театре. Каждая деталь была легко и 
грациозно подана, смелость спектакля граничила с дерзостью, а сочетание Шекспира с джазом 
оказалось прекрасным.
     Случается, что в Москве идет одна пьеса одновременно в нескольких театрах, играющих 
ее в различных стилях, например «Отелло», «Ромео и Джульетта», а также оперы и пьесы 
современных авторов. Я смотрел в двух московских театрах пьесу молодого автора Погодина 
«Аристократы», рассказывающую о жизни трудового лагеря. Вахтанговцы дают спектакль 
слегка традиционного стиля, превосходный по качеству, отделанный до мельчайших 
подробностей. Охлопков играет без декораций, слегка только намекая конструкциями, на двух 
сценах, сообщающихся между собой деревянными мостками, причем одна сцена поставлена на 
самой середине зрительного зала. Спектакль чрезвычайно стилизованный, в высшей степени 
экспериментаторский и действенный.
     
     
В провинции
     
     Ленинградский театр, как говорили знатоки, почти не уступает московскому, а в 
некоторых областях даже превосходит его. В провинциях строятся новые прекрасные 
театральные помещения по последнему слову техники, и столица посылает туда свои 
испытанные, знаменитые ансамбли, но не на гастроли, а навсегда.
     
     

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.