Случайный афоризм
Падение чересчур превознесенных писателей всегда совершается с необыкновенной быстротой. Уильям Мейкпис Теккерей
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     
Что в этом правда?
     
     В этих утверждениях есть крупинка правды. Не только плановое хозяйство несет с собой 
определенную стандартизацию продуктов потребления, мебели, одежды, мелких предметов 
обихода до тех пор, пока производство готовых изделий еще невысоко развито, но и вся 
общественная жизнь советских граждан стандартизована в широких масштабах. Собрания, 
политические речи, дискуссии, вечера в клубах — все это похоже как две капли воды друг на 
друга, а политическая терминология во всем обширном государстве сшита на одну мерку.
     
     
Три пункта
     
     Если, однако, присмотреться поближе, то окажется, что весь этот пресловутый 
«конформизм»" сводится к трем пунктам, а именно: к общности мнений по вопросу об 
основных принципах коммунизма, к всеобщей любви к Советскому Союзу и к разделяемой 
всеми уверенности, что в недалеком будущем Советский Союз станет самой счастливой и 
самой сильной страной в мире.
     
     
Коммунизм и советский патриотизм
     
     Таким образом, прежде всего господствует единое мнение насчет того, что лучше, когда 
средства производства являются не частной собственностью, а всенародным достоянием. Я не 
могу сказать, чтобы этот конформизм был так уже плох. Да, честно говоря, я нахожу, что он 
ничуть не хуже господствующего мнения о том, что две величины, порознь равные третьей, 
равны между собой. И в любви советских людей к своей родине, хотя эта любовь и выражается 
всегда в одинаковых, подчас довольно наивных формах, я тоже не могу найти ничего 
предосудительного. Я должен, напротив, признаться, что мне даже нравится наивное 
патриотическое тщеславие советских людей. Молодой народ ценой неслыханных жертв создал 
нечто очень великое, и вот он стоит перед своим творением, сам еще не совсем веря в него, 
радуется достигнутому и ждет, чтобы и все чужие подтвердили ему, как прекрасно и 
грандиозно это достигнутое.
     
     
Большевистская самокритика
     
     Впрочем, такого рода советский патриотизм никоим образом не исключает критику. 
«Большевистская самокритика» — это никак не пустые слова. В газетах встречаются 
ожесточеннейшие нападки на бесчисленные, действительные или предполагаемые, недостатки 
и на руководящих лиц, которые якобы несут ответственность за эти недостатки. Я с удивлением 
слушал, как яростно критикуют на производственных собраниях руководителей предприятий, и 
с недоумением рассматривал стенные газеты, в которых прямо-таки зверски ругали или 
представляли в карикатурах директоров и ответственных лиц. И чужому тоже не возбраняют 
честно высказывать свое мнение. Я уже упоминал о том, что советские газеты не подвергали 
цензуре мои статьи, даже если я в них и сетовал на нетерпимость в некоторых областях, или на 
чрезмерный культ Сталина, или требовал большей ясности в ведении серьезного политического 
процесса. Более того, газеты заботились о том, чтобы с максимальной точностью передать в 
переводе все оттенки моих отрицательных высказываний. Руководители страны, с которыми я 
говорил, были все без исключения больше расположены выслушивать возражения, чем 
льстивые похвалы. В Советском Союзе охотно сравнивают собственные достижения с 
достижениями Запада, сравнивают справедливо, иной раз даже слишком справедливо и, если 
собственное творение уступает западному, не боятся в этом признаться; да, очень часто они 
переоценивают успехи Запада, умаляя собственные. Однако, когда чужестранец разменивается 
на мелочную критику и за маловажными недостатками не замечает значения общих 
достижений, тогда советские люди начинают легко терять терпение, а пустых, лицемерных 
комплиментов они никогда не прощают. (Возможно, что резкость, с которой Советский Союз 
реагировал на книгу Жида, объясняется именно тем, что Жид, находясь в Союзе, все 
расхваливал и, только очутившись за его пределами, стал выражать свое неодобрение.)
     

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.