Случайный афоризм
Библиотека – души аптека. (Гарун Агацарский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

из «Октавии» в его передаче должно было струиться высокое духовное веселье.
     В этом тоне он и начал декламацию. Но в нем сидел слишком хороший актер, и он не смог 
выдержать этот тон. Против воли он вложил в стихи «Октавии» все свое подвижное, 
изменчивое, как у Протея, существо. И если обычно Теренций перевоплощался в 
надменно-пресыщенного Нерона, то теперь сияющий, 
мягко-повелительный Нерон-Теренций перевоплотился в мрачного, преступного насильника, 
страдающего от собственных своих злых страстей. Серьезно, гневно, убежденно предсказал 
себе Нерон-Теренций, устами хора, в качестве свидетеля собственных злодеяний, свой 
гибельный конец.
     С изумлением и легким испугом слушала его блестящая аудитория. Ни намека не было на 
ту возвышенную веселость, которой ждал Нерон от своего выступления. Хотя Требон изо всех 
сил старался как можно чаще разражаться своим знаменитым жирным 
смехом, хотя Кнопс пытался поднять настроение острыми словечками, веселье, 
которое силилась выказать публика, носило какой-то судорожный 
характер и на маленькое блестящее собрание легла мрачная тень.
     Нерон чувствовал, что не достиг желанного эффекта. Тем развязнее и надменнее держал 
он себя по окончании декламации. Говорил о том, что он в этом году 
приступит к работе над новым произведением, гораздо более обширным, чем его поэма о 
«Четырех веках». Всю римскую историю он намерен изобразить в двухстах больших песнях. 
Кнопс, пытаясь разогреть публику, позволил себе маленькую шутку.
     — Когда римский народ, — сказал он, — заполучит двести песен его величества, ему 
придется столько читать, что у него уже не хватит времени для труда, для завоевания 
остального мира, и римская история кончится как раз вследствие того, что она воспета 
императором.
     Но смеяться никто не решался, ибо сам Нерон не смеялся. Он не метал грома и молний, он 
даже не обнаружил признаков гнева, он просто пропустил мимо ушей слова Кнопса, но Кнопс 
почувствовал, что сделал ошибку.
     Насколько опасную ошибку, ему суждено было узнать лишь гораздо позднее, ибо 
Теренций — и это следовало знать Кнопсу — точно вел свои счета и имел хорошую память.
     Нерон отпустил гостей. Остался один в пышном концертном зале. Слуги, не 
зная, что император еще здесь, пришли тушить огни. Они с испугом разбежались, увидев его 
мрачное лицо. Но он позвал их и велел делать свое дело. Они погасили свечи.
     И вот император Нерон сидит один, в полной темноте, на подмостках — в белом одеянии 
актера, с венком на голове, страдальчески и гневно выпятив нижнюю губу. Он чувствовал себя 
непонятым и очень одиноким. Какой ему толк в обладании «ореолом», какой ему толк в том, 
что от него исходит сияние и из головы его, точно рога, растут лучи? 
Глупый мир хоть и признал его великим императором, но не понял, что он был чем-то еще 
большим — великим артистом.
     
     5. КЛАВДИЯ АКТА 
     В эту пору распространилась весть, что Клавдия Акта, подруга Нерона, после долгого 
отсутствия собирается посетить свою сирийскую родину. Это известие заставило 
насторожиться Сирию и Междуречье, ибо Клавдия Акта была одной из популярнейших в 
империи личностей.
     Она родилась невольницей, детство у нее было тяжелое. Ее хозяин намерен был сделать 
из нее акробатку, ей пришлось пройти через суровую школу — ругань, побои, голод. Когда ей 
минуло девять лет, красивую гибкую девочку купил императорский двор. Нерон, сам еще 
юноша, увидел Акту, когда ей было пятнадцать лет, и страсть, с первого 
мгновения связавшая обоих, устояла перед всеми бурями его жизни и царствования.
     Акта была несколько выше среднего роста, нежного и в то же время крепкого сложения. У 
нее была матово-белая, прозрачная кожа. Под чистым лбом — густые черные разлетающиеся 
брови и зеленовато-карие глаза, светлые и жадные, с острым взглядом. Большой, благородного 
рисунка рот изгибался над своевольным подбородком. Нерон воспел Акту в изящных стихах, и 
некоторые из них стали популярными, в особенности два стихотворения, где он славил в Акте 
сочетание ребенка и женщины, целомудрия и страсти.
     Порой, в кругу друзей Нерона, она показывала искусство, которому ее учили в детстве. 
Это было нечто среднее между акробатикой, пантомимой и танцем. На лице ее лежала обычно 
какая-то тень печали — след сурового детства, но когда она танцевала 
теперь, не чувствуя над собой угрозы, 
свободно отдаваясь движениям, печаль эта исчезала. Тогда она снова становилась ребенком, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.