Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

который он мог бы провести с покойным.
     Не он один потерял друга. Что будет с Марцией теперь, когда Фронтона не стало?
     Раньше, чем он собрался к дочери, к нему явилась испуганная служанка. С императрицей 
творится что-то неладное. Девушка не знала, что делать. Она не смела доверить то, что видела и 
слышала, никому, кроме самого Варрона. Дело в том, что с Марцией, когда она узнала о смерти 
полковника Фронтона, приключился припадок, она стала истерически смеяться, пронзительно 
вскрикивать, это продолжалось долго. Когда припадок кончился, она заперлась, и вот уже 
несколько часов она сидит, ничего не ест, не отвечает на вопросы. Но служанка слышала, как 
она разговаривает сама с собой.
     — Что же, — спросил Варрон, когда девушка запнулась, — что же она говорит?
     — Вот в этом-то и дело, — колеблясь, ответила девушка. — Я не смею никого впускать в 
соседнюю комнату. Она говорит такие странные вещи.
     — Что же? — нетерпеливо настаивал Варрон.
     Девушка отвернулась.
     — Это... это неприлично, я не все понимаю, и трудно даже представить себе, чтобы 
императрица говорила такие непристойности.
     Варрон пошел сам узнать, в чем дело. И действительно, сквозь запертую дверь 
доносились слова, непристойные слова. Циничные, грубые, ласкательные имена. Это были 
имена, которыми покойный называл Марцию в часы любви. Марция 
обменивалась словами ласки со своим умершим другом, покойный говорил с ней, как он 
привык, и она отвечала по-своему.
     Отцу не удалось проникнуть к Марции. В конце концов пришлось взломать дверь. 
Марция была в оцепенении, она потеряла рассудок, и когда отец попытался приблизиться к ней, 
она начала истерически кричать.
     Варрон, таким образом, остался один, как перст.
     Он страдал. Но если бы боги позволили ему снова обрести друга и дочь с условием 
отказаться от Суры, он удержал бы Суру и отказался бы от дочери и друга. С тех пор как 
корабли были сожжены, он, очертя голову, ринулся в борьбу. Он поставил на карту свои деньги 
и имущество, достоинство, имя, принадлежность к западной цивилизации, свою дочь и 
своего друга и готов был, если придется, пожертвовать еще большим: ногой, рукой, глазами, 
жизнью.
     Вернувшись с похорон Фронтона, он достал из ларца с документами расписку о взносе 
шести тысяч сестерций. В графу «Убыток» он записал: «Марция сошла с ума. Фронтон погиб», 
в графу «Прибыль»: «Завоевана Сура».
     
     2. НЕВЕРУЮЩАЯ 
     После завоевания Суры оба берега Евфрата и все Междуречье, от армянской границы 
и до самой арабской, формально признали римским императором варроновского Нерона.
     Среди всеобщего ликования голоса скептиков раздавались редко. Но была женщина, 
которую и самая блестящая победа не могла бы заставить поверить, что боги будут долго еще 
покровительствовать мнимому императору. То была женщина, с которой жил Нерон, пока 
ему угодно было оставаться в шкуре горшечника Теренция: Кайя.
     Кайя, со времени последней своей встречи с Теренцием, точно забитое животное, 
жила в полном уединении, растерянная, впавшая в отчаяние. Всеобщее торжество, мнимая 
милость богов выгнали ее из норы, в которую она забилась, ибо 
она была уверена, что это кажущееся счастье — начало катастрофы.
     Она явилась в дом сенатора Варрона. Ему не было неприятно ее посещение. Теперь, когда 
господство его Нерона было закреплено, по крайней мере на несколько месяцев, у него 
оставалось достаточно досуга, чтобы заняться внутренним положением, теми опасностями, 
которые крылись в природе его «создания». Угар победы мог завлечь «создание» 
в такую бездну глупости, что оно возмутилось бы против своего «создателя», — 
такая возможность не была исключена, На этот случай 
не мешало обезопасить себя, подготовить путы, которыми в 
случае надобности можно было бы связать «создание». Поэтому Варрон принял Кайю.
     Женщина производила впечатление обезумевшей, одичавшей.
     — Что вам нужно от моего Теренция? — набросилась она на сенатора. — Мало вам того, 
что вы тогда в Риме сбили его с толку? Зачем вы снова втягиваете его в свою игру?
     Варрон спокойно выслушал ее.
     — О ком ты, собственно, говоришь, добрая женщина? — спросил он. — Об императоре 
Нероне? Знаешь ли, что по закону тебя следовало бы за такие слова подвергнуть бичеванию и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.