Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Слушаюсь.
     — Скачите к генералу Требону, — снова приказал Фронтон, — обрисуйте ему 
положение. Предложите ему обрушиться всеми силами, которыми он располагает, на оба 
фланга. Если вы сумеете ему объяснить, что здесь происходит, то мы — вы и я — изменим 
положение империи на много лет.
     Лейтенант был весь внимание и повиновение.
     — Слушаю, полковник Фронтон, — ответил он. — Марс и Нерон! — выкрикнул он 
пароль этого дня и галопом умчался прочь.
     Все шло так, как излагал Фронтон в своем «Учебнике». Было и в самом деле более чем 
смело с такими незначительными силами броситься в тыл 
неприятелю. Но, как сказано было в «Учебнике», сил этих оказалось 
достаточно, чтобы задержать неприятеля на десять минут, от которых зависело все дело. Люций 
был умен и энергичен, Требон — офицер с большим опытом, быстрый на 
решения. Он в одно мгновение поборол ненависть и недоверие к Фронтону и успел вовремя 
отдать необходимые приказания.
     Потери нероновских войск в этом решающем сражении были ничтожны. Серьезные 
потери понес только тот небольшой отряд, с которым полковник 
Фронтон предпринял тыловую атаку. Сам Фронтон до последней минуты оставался невредим. 
Лишь в тот момент, когда победа нероновских войск была уже решена, его поразила стрела.
     Он упал, застонал, попытался переменить положение, его вырвало кровью и содержимым 
желудка. Врачи пожимали плечами. Переносить его уже не имело смысла.
     Вокруг него ползали муравьи. Напрягая зрение, он пытался проследить за их движениями. 
Он завидовал муравьям. Ненавидел их. У него не было даже силы раздавить их. Они будут 
ползать, Нерон-Теренций будет сидеть на своем троне, Дергунчик будет злиться 
и дергаться. Он, Фронтон, не будет ни ползать, ни сидеть, ни злиться. Он только вытянется — и 
умрет.
     Он победил. Найденное им решение глубоко интересной проблемы было проверено, 
оказалось правильным, его метод навсегда сохранит название «тактики Фронтона». И что же? 
Чем он заплатил за эту «победу»? Мечта о спокойной, 
мудрой старости развеяна, его «Учебник» никогда не будет закончен, тысяча или на худой 
конец двести — триста приятных ночей с Марцией канули в вечность, многое 
другое кануло в вечность. Но Нерону 
удастся продержаться несколько дольше, а в военных академиях будут говорить о «тактике 
Фронтона».
     Он был глупцом. Сорок восемь лет! Он мог прожить еще тридцать. Проклятый Восток! 
Какое ему, Фронтону, дело до Нерона и Суры? Ему не следовало заражаться бессмысленной 
энергией глупцов, окружавших его. Он усмехнулся, в этой усмешке был юмор 
отчаяния. Флавии, значит, правильно утверждали в своем «Наказе»: в 
случае сомнения лучше воздержаться, чем сделать ложный шаг.
     Его снова вырвало, он заметался, застонал. Последние слова, которые 
удалось уловить вернувшемуся лейтенанту Люцию в предсмертном лепете стонавшего, 
плевавшего кровью Фронтона, были:
     — Правильно или неправильно... Все гной и дерьмо...
     Когда Варрон узнал о победе под Сурой и о смерти Фронтона, его бросило в жар и холод. 
Значит, и Фронтон, холодный, расчетливый Фронтон, перешел на его сторону. Перешел на его 
сторону и умер. Это была издевка судьбы — подарить ему друга и вместе с ним важную 
пограничную крепость Суру, но в тот же момент отнять этого друга, единственного, который 
понимал его.
     Он думал о том, как много прошло времени, прежде чем разговор, который он мысленно 
вел с Фронтоном многие годы, вылился в слова, произнесенные вслух. Он думал о том, как 
сдержанно, намеками выказывал ему свою дружбу Фронтон, как много понадобилось 
времени — это время длилось до самой смерти Фронтона, — пока 
его дружба претворилась в действие. Ясно, до 
мельчайших подробностей, видел он перед собой человека с седыми, отливающими сталью 
волосами, видел, как он машинально передвигал мяч ногой, обутой в светло-желтую сандалию, 
в сферистерии фабриканта ковров Ниттайи, как он задумчиво прислушивался к его, 
Варрона, словам, улыбался ему. Так живо чувствовал Варрон присутствие друга, 
что он, дальнозоркий, невольно откинулся назад, чтобы лучше видеть Фронтона. И 
с ним произошло то, что бывало с ним очень редко: он почувствовал раскаяние. Он 
раскаивался, что не насладился этой дружбой. Ему было жалко каждого упущенного часа, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.