Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

большой успех, когда Кнопс избирал своим объектом Христа. Кнопс 
отлично знал душу черни. Он был убежден, что изобразить 
христиан как лицемерно кроткую, а по существу преступную братию, которая с удовольствием 
потопила бы весь мир, совсем нетрудно. Больше всего Кнопса радовало, что он разделается с 
Иоанном. Но прежде чем раздавить его, он хочет хорошенько позабавиться: только поиграв с 
ним, как кошка с мышью, он прикончит его.
     Он позаботился о том, чтобы допрос Иоанна происходил в его присутствии. В этот день 
ворота судебного зала были широко раскрыты и площадь перед ним черна была от народа, 
которому хотелось услышать, как знаменитый артист будет 
держать ответ перед претором и Кнопсом за содеянное страшное преступление.
     Но говорить начал Кнопс. Он обратился к Иоанну с присущей ему ехидной вежливостью:
     — Так, мой Иоанн, а теперь скажите мне, зачем, в сущности, вы и ваши люди устроили 
наводнение — потопили храм Тараты?
     — Совершенно о том же я хотел спросить у вас, Кнопс, — с мрачным удовольствием 
ответил Иоанн. — Зачем в самом деле мне или кому-нибудь из нас нужно было бы учинять 
подобное идиотство, которое только на пользу тебе и тебе подобным и твоему так называемому 
императору Нерону?
     — Ну, дорогой мой Иоанн, — кротко, чуть ли не весело возразил Кнопс, — на это могло 
быть очень много причин. Вы могли, например, сделать это, чтобы лишить богиню Тарату ее 
храма, изгнать ее из страны и тем самым оставить сирийский народ без покровительницы. Вы 
могли также предположить, что такое разрушение, такой преступный акт ненависти послужит 
сигналом для всех вредных элементов в стране и они, как те воды, которые вы разнуздали, 
ринутся на законного императора Нерона. Возможно также, что вы это сделали просто из 
ненависти к цивилизации, собственности, порядку, семье, из ненависти ко всем богам, кроме 
вашего распятого.
     Слова Кнопса произвели впечатление. Иоанн решил говорить на суде возможно меньше. 
Но он видел, что его единоверцы, обвиненные вместе с ним, ждут его ответа, видел, что толпа 
слушателей не отрывает глаз от его губ. Он должен был ответить.
     — Мы не осуждаем чужих взглядов, — начал он спокойно и с достоинством поучать 
своего противника и свою аудиторию, — даже если считаем их 
ошибочными. Придет пора, и бог наш без нашего участия искоренит неправильные вероучения. 
Мы также не противники цивилизации. Но что мы действительно ненавидим, это роскошь, 
обжорство, неумеренность. По-нашему, цивилизация — это чувство меры, цивилизация — 
это жизнь по божественным законам. Мы никого не хотим лишать его 
бога. Да сохранит каждый своего бога, а нам оставит нашего.
     — Скажи-ка, на милость, — ответил с коварной любезностью Кнопс, — вы, значит, вовсе 
не враги собственности. Однако все же некий Иоанн отказался от собственности, роздал ее, 
выбросил вон.
     — Этого я тебе объяснять не стану, Кнопс, — презрительно сказал Иоанн. — Этого ты не 
поймешь своим мозгом раба.
     Кнопс не потерял спокойствия.
     — А я-то думал, — сказал он с благодушным удивлением, — что вы стоите за бедных и 
угнетенных.
     — Так оно и есть, — ответил Иоанн. — Но есть и среди бедняков и рабов такие, которых 
мы презираем. Это те бедняки, которые хотят разбогатеть, и те рабы, которые алчут власти. 
Наш бог и учитель имел в виду как раз такую гадину, как ты, когда учил нас: «И раб да 
останется рабом».
     Но Кнопс не опустил глаз, а, наоборот, после секундной заминки ответил 
вежливо-ехидным, кротким голосом, который, однако, всем был слышен:
     — Я бы на твоем месте, Иоанн, не подчеркивал с такой надменностью, что небо, разделив 
мир на верх и низ, на господ и рабов, тем самым проявляет свою волю и отмечает избранников. 
Ибо, если внешнее благополучие является знаком благоволения небес, то ты, Иоанн, к числу 
избранников уж, наверное, не принадлежишь. Где сын твой 
Алексей, Иоанн? И в каком виде ты сам предстаешь здесь?
     Жгучий яд и глубочайшее торжество были в этом вопросе, произнесенном тихим голосом.
     Слушатели стояли, затаив дыхание. В душе Иоанна все заклокотало. 
Наклонив огромную голову с оливковым лицом, заросшим всклокоченной бородой, он 
метнулся к Кнопсу, сверкнул на него мрачными миндалевидными глазами, широкая грудь его 
вздымалась и опускалась. Но он сдержал себя.
     — Бедняга, — сказал он. — Это твои трофеи. Да, ты убил его, моего сына, невинного 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.