Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     «Какие огромные богатства гибнут здесь — десять миллионов, двадцать миллионов! 
Сколько хлеба, и сыра, и вина можно было бы купить на эти деньги, сколько глины и бронзы 
для статуй! И все это ради меня! Мой отец прав был, что назвал меня этим гордым и смешным 
именем Максимус. Но если бы он предвидел все это, он, наверное, испугался бы и дал мне 
другое имя. Ибо хорошо это кончиться не может».
     
     17. НЕДЕЛЯ НОЖА И КИНЖАЛА 
     Страшное преступление, которое совершили христиане, подкупленные императором 
Титом, вызвало волну возмущения во всей Сирии, Гарнизон за 
гарнизоном срывал со своих знамен изображения Тита и заменял их изображением Нерона. 
Большая часть Четырнадцатого легиона и значительные контингента 
Пятого, Шестого, Двенадцатого перешли на сторону Нерона. Туземное население метало громы 
и молнии против Тита, Дергунчика и прочей преступной шайки. Правительство с трудом 
подавляло беспорядки, вспыхнувшие в различных городах и в некоторых районах самой 
Антиохии. Пока нечего было и думать о выступлении против расположенных по 
берегу Евфрата крепостей, которые перешли к Теренцию, — тем более, что и армия была 
ненадежна.
     Варрон с полным правом мог сообщить великому царю Артабану, что Нерон прочно 
держит в своих руках почти четвертую часть императорской провинции Сирии, с крупными 
городами и фортами. Согласно данному обещанию, Артабан послал войско и деньги другу 
своему, императору Нерону.
     Кнопс гордился, что идея, породившая этот грандиозный успех, созрела в его голове. Он 
полагал, что имеет право претендовать, чтобы и в других вопросах прислушивались к его 
советам, а не к советам благородных господ, Варрона и Филиппа. На ближайшем заседании 
кабинета он внес предложение: чтобы укрепить достигнутые успехи, 
императору следовало бы прервать на время 
политику милосердия и разрешить ему и Требону учинить неделю быстрого и сурового суда.
     — Необходимо позволить тем приверженцам императора, верность которых вне всяких 
сомнений, расправиться со своими злейшими врагами, — заявил он в заключение. — Я 
предлагаю поручить мне и генералу Требону организовать для этой цели своего рода 
добровольную полицию. Подготовительные меры уже проведены, 
мы заручились вполне надежными списками. С помощью таких полицейских отрядов мы 
хотели бы, если император соизволит дать свое согласие, одним махом уничтожить опаснейших 
из его врагов.
     Варрон и царь Филипп недовольно смотрели перед собой.
     — Почему, — шепнул царь Филипп Варрону, — этот человек говорит — «одним махом», 
а не «одним ударом»?
     — Потому что безошибочный инстинкт подсказывает ему всегда более безобразное слово 
и более вульгарное.
     Требон между тем бурно поддержал предложение Кнопса. Император улыбнулся 
милостиво и рассеянно, ему нравилось мрачное, лихое и грозное выражение: «Неделя ножа и 
кинжала». Кроме того, он был благодарен Кнопсу за гордые переживания той ночи — на башне 
Апамеи.
     — Неделя ножа и кинжала, — мечтательно сказал он, глядя в пространство.
     Варрон и царь Филипп молчали, не было никакой надежды преодолеть упрямство этого 
сброда. Кто призывает на помощь чернь, должен делать ей уступки.
     Император подписал документы, которые Кнопс и Требон представили ему. Кнопс — в 
Эдессе, Требон — в Самосате, образовав небольшие отряды под названием «Мстители 
Нерона», обрушились на своих врагов. Они легко могли любого, кто был им не по душе, 
заклеймить как врага императора, участника бунтарской секты. Во всех городах 
на Евфрате, в Коммагене и в Эдессе «Мстители Нерона» врывались по ночам в жилища 
неугодных им людей, убивали, громили, бросали в тюрьмы, истязали, насиловали, забирали 
добычу и уводили в рабство.
     Христиан — жителей Междуречья — Кнопс не позволял убивать в большом числе. Он 
приберегал их для агитационных целей. Он хотел устроить большой, внушительный суд с 
христианами в качестве обвиняемых. На суде он намерен был доказать, что узурпатор Тит и его 
чиновники заключили против добрых, 
честных сирийцев заговор, непревзойденный по своей подлости, чтобы отомстить 
им за верность законному их господину, императору Нерону. Кнопсу, упоенному своим 
могуществом, захотелось приберечь и Иоанна из Патмоса. Артист был ему глубоко 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.