Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

привести свою любимую обезьяну, чтобы и она участвовала в игре, и когда горшечник и 
обезьяна повторяли его движения, зал оглашался смехом императора.
     Теренция эти встречи с Нероном глубоко взволновали. Теперь он часто улыбался хитрой, 
блаженной улыбкой. Он всегда знал, что злой каприз судьбы, не дававшей ему вопреки его 
дарованиям высоко подняться, не может длиться вечно. Он часто думал о сне, который 
приснился его матери, когда она носила его, Теренция, в своем чреве. Ей снилось, что она 
взбирается на высокую гору. Это был трудный путь, она чувствовала приближение болей и 
хотела лечь. Но какой-то голос приказал ей: «Подымайся выше». Она повиновалась, но вскоре, 
обессилев, опять захотела прилечь, тут снова прозвучал голос, и только у самой вершины ей 
позволено было родить сына. Прорицатель толковал этот 
сон так, что дитя, которое она носила под сердцем, подымется очень высоко. Вот 
почему ему дали претенциозное имя Максимус.
     На Палатине ему строго-настрого, под угрозой смерти, наказали молчать о встречах с 
императором. Несмотря на это, раб Кнопс, видимо, о чем-то догадывался или даже что-то знал; 
его, должно быть, удивляли не только таинственные и 
продолжительные отлучки хозяина, но и заказы, которые Палатин внезапно стал делать 
маленькой, захудалой фабричке. Что касается решительной и умной жены Теренция Кайи, то 
от нее совершенно невозможно было сохранить все это в тайне. По ее настоянию он посвятил 
ее в то, что произошло с ним на Палатине. Но даже с нею он говорил об этом редко, неохотно, 
таинственно и никогда не открывал ей всего до конца. Ни разу он не сказал ей и лишь изредка 
признавался в этом самому себе, что вызовы в 
резиденцию императора были ему приятны. Напротив, когда она горько жаловалась на 
оскорбление его человеческого достоинства этой сволочью, которая сидит 
там, наверху, он как бы подтверждал ее слова мрачным молчанием. На самом же деле игра на 
Палатине все более становилась для него потребностью. Сходство с императором делало его 
счастливым, в глубине души он все более срастался со своей ролью.
     Но вдруг наступил крутой поворот. В тот злосчастный день, когда гвардия взбунтовалась, 
император впал в тяжелую прострацию, и приближенные, желая его развлечь, позвали на 
Палатин горшечника Теренция. Парикмахер побрил его и причесал на обычный 
манер, но император внезапно решил оставить дворец и переселиться в Сервильянский парк. О 
горшечнике Теренции, который ждал в одном из помещений для прислуги, не 
вспомнила ни одна душа; его оставили в опустевшем дворце. Поздно ночью испуганный 
человек, о котором никто не позаботился, крадучись, покинул резиденцию императора и решил 
пробираться домой. Улицы опустели, никто не смел выйти из дому, опасаясь попасть в беду. 
Вдруг вблизи раздался звон оружия. Теренции спрятался в тень, но слишком поздно, он был 
схвачен вооруженными людьми, отрядом войск сената, которые подстерегали бежавшего 
Нерона. Со слезами уверял он, что он не 
император Нерон, а горшечник Теренции. Но солдаты не верили; разгневанные трусливым 
поведением человека, которому они столько времени оказывали почести как божеству, они 
издевались над ним и чуть-чуть не убили его. Лишь с 
трудом он упросил их отвести его домой. Там Кайя удостоверила, что трепещущий, 
полумертвый от страха человек — ее муж.
     Кайе эти аудиенции на Палатине всегда внушали страх. Теперь, опасаясь преследования 
любимцев Нерона со стороны сената, она убедила смертельно напуганного Теренция 
немедленно бежать. На рассвете они прокрались к дому Варрона, своего покровителя. 
Сенатор, сказали им, еще ночью бежал из города на Восток. Они в страхе последовали 
за ним, догнали его, и все вместе перебрались через восточную границу.
     Ныне все это было далеко позади. Теренции и Кайя жили спокойно, не без достатка, в 
этом белом и красочном городе Эдессе. Кайя гордилась тем, что она тогда так энергично 
снарядила в путь своего Теренция и увезла из опасного Рима. 
Она, конечно, чувствовала себя не очень хорошо среди варваров. Бурнусы и грязно-белые 
платья этого обезьяньего народа, часто 
попадавшиеся темно-коричневые лица не нравились ей, еда казалась невкусной. Кайя находила, 
что сирийцы и греки — обманщики, арабы и евреи дурно пахнут и суеверны, персы —
 сумасшедшие. Никогда она не научится странному говору 
этих варваров, быстрой болтовне сирийцев, небному и гортанному лепету арабов, никогда не 
привыкнет ко всему этому варварскому миру, к цветнокожим, к священным рыбам, к алтарю 
Тараты и ее непристойным символам, к обезьянам и верблюдам, к жуткой 
степи, которая без конца и края тянется на юг.
     Теренции же, напротив, быстро и хорошо сжился с Востоком. О делах он заботился еще 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.