Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

надеяться, что такой человек, как раб Теренций, может вступить в Палатинский дворец. 
Неспособный оправдать имя Нерона, он в такой же мере не в состоянии придать смысл 
императорскому титулу, который на него навесили. Она не узнает могущества и славы, как 
не узнала любви. Ее предали, ей суждено всю жизнь прозябать на этом Востоке. Все 
настойчивее, все тесней кружились ее мысли и грезы вокруг единственного римлянина, 
находившегося вблизи, — вокруг Фронтона. То, что Фронтон оставался верен Титу и вместе с 
тем не уезжал из Эдессы, наполняло ее гордостью; она понимала, что он делает это ради 
нее, и чувствовала себя близкой ему. Сходство характеров и судьбы 
связывало их. Он тоже жил в одиночестве, в огромной, пустой цитадели, как 
и она была одинока среди просторных владений Варрона. В том, что этот изящный 
офицер с красивыми, седыми, отливающими сталью волосами, один среди пятимиллионного 
враждебного населения представляет римскую армию, она видела скорее великое, чем 
смешное.
     Она боролась с собой, не знала, довериться ли Фронтону. Он видел, что она борется, 
наблюдал ее, ни о чем не спрашивал, ждал. Наконец ей стало невмоготу больше.
     — Как вы терпите, мой Фронтон, — вырвалось у нее, — эту фальшь вокруг — в вещах и в 
людях, этот наглый пустой блеск? Вы единственный среди нас, кто сохранил 
достоинство и не продался окончательно этому распутному Востоку. Почему вы не 
возвращаетесь в Антиохию или Рим, чтобы после всей 
этой бессмыслицы, этой нечисти получить возможность дышать чистым воздухом?
     Фронтон посмотрел на нее. Увидел стройное, тонкое тело, нервно дрожавшее под 
одеянием императрицы. Увидел удлиненные, горячие, карие глаза, глаза Варрона, блестевшие 
на белом лице. Ее строгий римский нрав, ее облик весталки и то, что она была дочерью такого 
отца, и ее необычайная судьба — все это пленяло его. Он тянулся к ней. Терпение, только 
терпение, дождаться подходящей минуты. «Надо выждать, — думал он, — пока она заговорит о 
своем Нероне. А пока — держать себя в руках. Только когда она начнет рассказывать о Нероне, 
можно пойти дальше. Но тогда можно будет пойти очень далеко».
     — Я не нахожу, моя Марция, что здесь все сплошь мишура, — ответил он. — Идея, за 
которую борется ваш отец, еще недавно, каких-нибудь четырнадцать лет тому назад, была 
весьма реальной, нисколько не утопичной. Правда, 
теперь не в почете гуманность и космополитизм, теперь на Палатине исповедуют 
узкий национализм, отвратительное ханжество, обожествляется 
голая военная сила; но этот ограниченный национализм не становится приемлемее оттого, что 
его провозглашают на Палатине, а наш космополитизм нисколько не 
страдает оттого, что только в Самосате можно быть его открытым сторонником. Я не знаю, 
удастся ли вашему отцу тем опасным путем, который он избрал для этого, осуществить свою 
идею. Откровенно говоря, я не верю в это. Но если вы ставите ему в вину неразборчивость 
в средствах, которыми он пользуется для проведения своей идеи, то тут вы несправедливы, моя 
Марция. Когда-нибудь его идея восторжествует, это безусловно; но так 
же безусловно и то, что людям, которые будут содействовать этому торжеству, придется 
пользоваться такими же пошлыми и грязными средствами, какими теперь пользуется ваш отец.
     Спокойствие, с которым Фронтон говорил, благородство, с которым он брал под защиту 
ее отца, хорошая и чистая римская латынь, умное, мужественное лицо и седая, отливающая 
сталью, голова — все это очень нравилось Марции. Она почувствовала, как близок ей этот 
человек. Она не сомневалась, что он остался в Эдессе только ради нее. Но ей хотелось 
услышать это из его уст.
     — То, что вы говорите, благородно и великодушно. Но это не ответ на мой вопрос. 
Почему вы остаетесь здесь? Почему вы не уезжаете в Рим?
     Фронтон знал, что именно хотелось бы ей услышать. Он знал: он нравится ей и она ему 
очень нравилась. «Главное не сказать теперь слишком много, — думал он. — Не слишком 
много, но и не слишком мало. Впрочем, я даже не солгу, если скажу, что остался в Эдессе 
ради нее. В данную минуту это безусловно верно».
     — Почему я не отправляюсь в Рим? — повторил он ее вопрос, искусно разыгрывая 
нерешительность. — Отвечу вам честно, моя Марция. Судьба захотела, чтобы ваш отец и я 
находились во враждебных лагерях. Но я уважаю вашего отца, и я ему друг. Возможно, что я 
смогу ему помочь, если дело его потерпит крах. — Тепло, но сдержанно он продолжал: — 
Вероятно, что я смогу помочь и вам. Я ни для себя, ни для вас не вижу смысла в том, 
чтобы найти мученический конец здесь, в Междуречье. Я подготовил себе возможность, в 
случае нужды, вернуться на римскую территорию. Вы поедете тогда со мной, моя Марция? 
Теперь вы знаете, почему я до сих пор здесь, — закончил он, чуть улыбнувшись; слова его 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.