Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кто обладал частичкой факела невесты, боги дарили долгую жизнь, — какое же долголетие 
сулил факел невесты императора!
     Шафера подняли Марцию и перенесли ее через порог. В покое была приготовлена 
широкая брачная кровать. Сбоку от нее присел высеченный из 
камня шуточный приапический бог Мутун Тутунус, покровитель бракосочетающихся. Шафера 
посадили Марцию ему на колени, прислонив ее к могучему фаллосу.
     И вот она сидит на этом непристойном камне. Свадебная свита наконец-то удалилась, она 
— наедине с этим человеком. Что теперь будет? Весь день он держал себя ровно, спокойно, не 
без достоинства, никак не вдохновляя на чувства, которые должна была 
бы рождать близость высочайшей особы, но никак не вызывая также насмешки или презрения. 
Вот он стоит перед нею, «Муж-Нерон», ее Нерон, ее муж. Он и в самом 
деле походил на те статуи. Неужели камень сейчас действительно превратится в плоть и 
совершит то, о чем она мечтала?
     Для горшечника Теренция это был великий, но очень утомительный день. Сенатор Варрон 
своевременно передал ему записку с перечнем всего того, что 
ему, Теренцию, полагалось в течение этого дня проделать. Теренций, натренировавшийся в 
заучивании наизусть классиков, с легкостью усвоил 
содержание записки и действительно держал себя в высшей степени по-императорски. Но 
насладиться своим величием он, изнуренный непрерывными усилиями, был уже, разумеется, не 
в состоянии. И вот он сидит здесь, наедине с этой бледной, надменной сенаторской дочкой, 
которая имеет право требовать и ждет от него, чтобы он за нее взялся.
     Конечно, великая честь, что она и все остальные ждут от него этого. Да и правду сказать, 
хотя он предпочел бы что-нибудь подороднее, пожирнее — сегодня утром его 
невеста показалась ему лакомым кусочком, прямо-таки красивой. Однако сейчас, после 
бесконечных церемоний, он чертовски устал, право, он совершенно измучен и охотнее всего 
лег бы один. А к тому же в записке Варрона изложены были всевозможные правила поведения, 
но все — для дня, и ни одного — для ночи. С чего начать? Развязать искусно запутанный 
геркулесов узел, которым был завязан ее пояс, или сперва самому раздеться?
     Ну, ладно. Вперед. Кто взобрался на такую высоту, тот сумеет справиться с девчонкой. 
Чтобы распалить себя, он старался вызвать в воображении самые сладострастные образы. Но 
возбуждения не было. Марция сидела неподвижно. Он стал рассматривать свои руки. Он очень 
следил за ними, они были белы и хорошо пахли. Прошло уже какое-то время в 
полном молчании. Что-то нужно было сделать.
     — Да, моя Марция, — сказал он и подошел к ней. Но не походкой Нерона. Зачем? Теперь 
нужно беречь силы для другого. Осторожно снял он с нее подвенечную мантию. Он не бросил 
драгоценную ткань на пол, а аккуратно развесил ее на стуле, по-хозяйски. Затем нерешительно 
снял с головы Марции венец и попытался с легким вздохом 
развязать сильно запутанный узел на поясе. Марция, не шевелясь, позволяла делать с собой 
все, что он хотел. Если он касался нечаянно ее лба или руки, он чувствовал холодное, как лед, 
тело.
     На ней оставалась одна туника. Он подумал, что до сих пор вел себя не слишком 
победоносно, и решил показать себя мужчиной. Он стал возиться с завязками на ее тунике и, 
так как они не поддавались, рванул и разорвал 
тунику донизу. Марция осталась нагая: холодная, тонкая, белая, с остроконечными грудями. Он 
схватил ее, она была нетяжела, без усилия понес на кровать. Она лежала, сдавленно дыша.
     — Погаси свет, — попросила она.
     Он разделся, лег рядом. Он чувствовал, что она по-прежнему холодна, это злило его. Он 
грубо обхватил ее. Она задрожала, тихо вздохнула. «Если 
женщина так холодна, ей нечего ждать, что мужчина распалится». Он надеялся, что, если как 
следует разозлиться, дело пойдет легче. И он разозлился, потому что она молчала, потому что 
она не помогала ему. Крепче сжал ее.
     — Скажи: «Рыжая бородушка», — потребовал он; так называла императора Акта, его 
первая подруга, и так называл его народ. Теренцию говорили, что император любил, когда его 
так называли.
     Она молчала. Он больно стиснул ее. Она коротко вскрикнула.
     «Нежная она, эта куколка», — подумал он с раздражением, обхватил ее плотнее, ущипнул.
     — Нет, — сказала она, — нет.
     Он сразу, точно ждал этого слова, отпустил ее.
     «Если она не хочет, — подумал он обиженно, — Нерон не станет навязываться».
     Он отвернулся от нее, довольный собой. Весь день он держал себя, как истый император, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.