Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     И он похлопал ее по плечу. Кайя при его прикосновении начала дрожать, громко 
запричитала, не сказала больше ни слова, удалилась.
     На следующий день Варрон посетил наконец «создание». Теренций слегка оробел, но 
виду, конечно, не подал. Сначала все шло хорошо. Варрон был весь — придворный, весь — к 
услугам его величества. Смиренно поблагодарил императора за то, что император удостоил его 
дочь Марцию великой чести, тем самым возвысив 
его, Варрона, до себя; тут же изложил императору программу свадебных торжеств, почтительно 
испросил его согласия на эту церемонию, к обсуждению которой он Теренция не допускал.
     Вскользь давал он ему указания, как держать себя, чтобы как можно более походить на 
подлинного императора. Он намерен был советы эти бросить как бы мимоходом, не 
подчеркивая, но не мог удержаться, чтобы не вложить в них легкую иронию и презрение. И 
Теренций был уязвлен, даже сквозь свою маску. Варрон сказал ему:
     — К сожалению своему, я вижу, что ваше величество прибегает теперь к смарагду гораздо 
чаще, чем раньше. Ваша близорукость, стало быть, с годами 
усилилась, тогда как обычно она с возрастом ослабевает. Правда, близорукость имеет свои 
преимущества: яснее видишь вблизи мелкие предметы. Вопрос лишь в том, — добавил он 
задумчиво, — не следует ли предпочесть дальнозоркость, свойственную нам, простым 
смертным...
     Надменный Варрон не рассчитывал, что его прежний раб уловит в словах его издевку. Но 
презрение проникает и сквозь панцирь черепахи. На Теренций 
же не только не было панциря, но, напротив, у него была очень чувствительная кожа. Он 
опустил руку со смарагдом, доставлявшим ему много 
удовольствия и нередко выводившим его из затруднительных положений, сердито и 
беспомощно сдвинул брови и на протяжении всего разговора ни разу более не поднес любимого 
смарагда к глазам.
     
     5. СВАДЬБА НЕРОНА 
     Решившись выйти замуж за этого червяка, как Марция мысленно называла Теренция, она 
заковала себя в двойную броню, чтобы ни перед кем не обнаружить страха, сомнений, 
отвращения и тайного вожделения.
     Как хотелось ей поговорить с полковником Фронтоном! С тех пор как ей пришлось, 
следуя за отцом, бежать из Антиохии, отказаться от своей мечты, решиться на 
поощрение домогательств Фронтона, ее мысли часто кружили вокруг этого элегантного 
офицера, с головы до пят — римлянина: с какой естественной сдержанностью выказывал он ей 
свое поклонение! Ночью, лежа в постели, она представляла себе, как бы 
это было, если бы она принесла этому человеку свое столь долго оберегаемое тело —
 огромный дар. Она лежала бы с закрытыми глазами, сопротивляясь и сдерживая себя, 
холодная и пылающая, вся — страсть и строгость. Но именно потому, что она так много думала 
о Фронтоне, именно потому, что страсть ее была направлена на него, она теперь не могла 
заставить себя поговорить с ним откровенно, как с другом, о том ужасе, который предстоял ей; 
теперь Фронтон был и меньше и больше, чем друг.
     Так, ни с кем не делясь, носила она в себе свои вожделения и страхи. Мать воспитала в 
ней брезгливость и отвращение ко всему плотскому. Марция была предназначена оберегать 
священный огонь Весты, готовилась к жизни в чистом, строгом доме весталок на Священной 
дороге. Она должна была высоко, подобно орлу, парить над низменными людьми и 
низменными страстями. Варрон помешал этому. Мать ненавидела его за это 
вдвойне и в дочери взрастила отвращение к разнузданной жизни отца. Мать предсказывала, а 
Марция верила, что подобная жизнь отца к добру не приведет, и когда Варрона с позором 
вычеркнули из списка сената, Марция решила еще строже держаться прямого пути, 
предначертанного ей матерью; теперь, как ей казалось, она была обязана оберегать честь своего 
великого, прославленного рода.
     И вот судьба, вопреки всему, толкнула ее на путь отца. Перед ней открылась участь, 
двусмысленная, как участь отца: она должна была стать женой человека, который был 
одновременно и императором и рабом. Ее больше всего приводило в смятение то, что она 
отнюдь не чувствовала отвращения к этой участи. Наоборот: точно так же, как 
разнузданность отца вызывала в ней не только ненависть, но и зависть и восхищение, будущее, 
открывавшееся перед Марцией, несмотря на всю свою гнусность, влекло ее к себе неудержимо 
и таинственно.
     Обычай страны не разрешал, чтобы жених и невеста посещали друг друга. Марция 
старалась по памяти восстановить лицо и фигуру Теренция, которого она, несомненно, иногда 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.