Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

невелики. Но, если бы невероятное случилось, а порой оно случается, 
я надеюсь доказать вам, что я друг неплохой.
     В этот вечер Варрон достал из заветного ларца расписку на шесть тысяч сестерций и на 
оборотной стороне, в графе «Прибыль», записал: «Один друг».
     
     4. ТЕРЕНЦИЙ ОСВАИВАЕТСЯ 
     Варрон не в силах был сам сообщить «созданию», которое после его разговора с Марцией 
стало ему особенно противным, о счастье, которое он, Варрон, волей-неволей 
сам уготовил ему. Так как кое-кто уже знал о предполагаемой свадьбе, то Варрон предоставил 
случаю решить, как и от кого Теренций об этом узнает.
     И, конечно, не кто другой, как Кнопс, принес Теренцию весть о предстоящем 
возвышении.
     Произошло это так. Теренций, хотя и жил пока во дворце царя Маллука, но жил там 
инкогнито, ибо Маллук и слышать не хотел о том, чтобы открыто признать его, пока брак 
Теренция с дочерью Варрона не станет фактом. Сам же Теренций мудро остерегался 
выказывать нетерпение. До сих пор Кнопс, хитро подмигивая, поддерживал игру в этот 
двойной маскарад. Он делал вид, что принимает своего господина — по-видимому, так 
хотелось пока Теренцию — не за человека, называющего себя Нероном, а за прежнего мастера 
горшечного цеха, который хотя и был Нероном, но желал пока сохранить маску Теренция. 
Теперь же, по мнению Кнопса, наступил момент, когда из этих двух личин внешней не 
следовало больше замечать.
     — Я в большом затруднении, — начал он на свой смиренно-наглый лад, — как мне к вам 
обращаться, господин мой. Жители Эдессы утверждают, что горшечника Теренция, хозяина 
раба Кнопса, не существует более. И больше того, говорят, будто 
великому императору Нерону угодно было на время прикрыться личиной Теренция, как Зевс 
иногда принимает образ быка. Между нами: я, ваш покорный раб, давно уж понял, по тому, как 
мало вы смыслили в керамическом деле, что вы, должно быть, император Нерон. Но долго ли 
вашему величеству угодно будет изображать горшечника, этого мне никто не мог сказать; и 
только с той минуты, как я узнал о вашем решении взять в жены дочь сенатора Варрона, я смею 
думать, что вы и в самом деле сочли за благо сбросить с себя чужую личину, решиться даже на 
брак.
     Теренцию стоило больших усилий скрыть волнение, в которое повергли его слова Кнопса. 
Бурное, взбаламученное море чувств могуче всколыхнуло его, высоко подбросив на своих 
волнах. Упоение собственным величием наполнило его блаженством. Он был возмущен 
Варроном, который не удостоил его даже словом о своих планах в отношении его, Теренция. 
Зато он почувствовал, как тесно связан с Кнопсом, который оказался глашатаем самой судьбы, 
принесшим великую власть. И он рад был, что всегда верил этому человеку.
     Кнопс между тем продолжал говорить. Говорил он о себе. Как двусмысленно его 
собственное положение! Пока существовал горшечник Теренций, он, Кнопс, был просто его 
рабом. Теперь же, когда Теренций перестал быть Теренцием и принимает свой прежний облик 
императора, что он, Кнопс будет представлять собой? Он как бы повисает в 
воздухе. Несомненно, он уже не раб: если Теренций не существует, значит, у него, Кнопса, нет 
господина. Кто же он в действительности? Он 
смеет думать, что известные слова о предстоящей перемене, которая 
и для него будет счастливой, слова, оброненные на фабрике на Красной улице, сказаны были 
не горшечником Теренцием, а его величеством императором Нероном.
     Теренций вполуха слушал бойкую болтовню Кнопса. Ясное дело, парень заслуживает 
воли, хотя бы только за сегодняшнюю весть. Кнопс должен остаться при нем, он не прогонит 
Кнопса. Это принесло бы несчастье. Кнопс нужен ему. Как бы вскользь он величественно 
бросил:
     — Разумеется, ты получишь волю с того дня, как я женюсь на Марции.
     Но он не очень следил за собой и сказал это не голосом императора Нерона, а хвастливым 
тоном горшечника Теренция.
     Когда Кнопс ушел, Теренций весь отдался наполнявшему его восторгу. Он 
рисовал себе картины торжественного бракосочетания его с одной из знатнейших дам Рима, с 
Марцией. Рисовал себе церемонию на главной площади Эдессы, где находились алтарь Тараты, 
бронзовое изображение богини и ее символы — каменные изображения фаллоса. Варрон, 
великий Варрон, сенатор, чьей вещью он, Теренций, был, 
которому он принадлежал, как собака или корова, этот Варрон отдавал ему свою дочь, — 
больше того, он предлагал ему совокупиться с ней. Он 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.