Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вознаграждалось тем, что для него. Фронтона, отпадала опасность брака? И 
разве не повышались его шансы у Марции благодаря браку с этим Нероном? Фронтон был 
высокомерен, он знал, что и Марция высокомерна. Он был «господином», а 
этот Теренций в лучшем случае принадлежал к категории «людей». И если бы даже произошло 
невероятное и Марция день-другой или ночь-другую принимала бы этого молодца за 
императора, то для Фронтона все же не было сомнений, что в конце концов из поединка с этим 
Теренцием выйдет победителем он.
     Между тем положение полковника в Эдессе становилось все более своеобразным. К 
Нерону перешла еще некоторая часть гарнизона. Фронтон с двадцатью солдатами оставался 
один в огромной казарме. Так во главе двух десятков солдат, с достоинством, не 
лишенным комизма, представлял он в центре мятежной Месопотамии Римскую империю 
Флавиев. Он продолжал вести 
прежний образ жизни, показывался при дворе, гулял, выезжал верхом, охотился в окрестностях 
города. Он, как и эдесские власти, поддерживал видимость мира 
и добрососедских отношений между Римом и Эдессой. Но ситуация была в 
высшей степени неприятной, он чувствовал свою полную изолированность и тосковал по 
дружеской беседе.
     Он очень обрадовался, когда опять, «случайно», встретился с Варроном у фабриканта 
ковров Ниттайи.
     — Вы не находите, мой Фронтон, что события, которые разыгрываются здесь, очень 
интересны? — начал Варрон.
     — Интересны? Возможно, — откликнулся Фронтон. — В настоящее время очень почетно 
представлять в вашей Эдессе власть Флавиев, но приятного в этом мало. Мои двадцать солдат 
— очень храбрый народ, истые римляне — это видно из того, что они остались последними, — 
но и они осаждают меня просьбами сделать попытку пробиться к римской границе.
     Варрон сидел в непринужденной позе на скамье, где они отдыхали от игры; он задумчиво 
водил носком светло-желтой сандалии вдоль черты, которой была обведена площадка для игр.
     — Я у вас в долгу, мой Фронтон, — сказал он. — Если вы настаиваете на таком 
отступлении, я предоставлю вам возможность совершить его и сделаю его героическим и 
блестящим. Мы приготовим на вашем пути почти неодолимые препятствия. Пока вы 
доберетесь до границы, из ваших двадцати солдат падут три, пять, или восемь, или 
сколько вы пожелаете, а сами вы будете легко ранены. Ваше героическое отступление по 
вражеской территории не уступит знаменитому «отступлению десяти тысяч». Вы вступите в 
Антиохию, как второй Ксенофонт, вас встретят с огромными почестями, и вы сможете потом 
написать чрезвычайно интересные и увлекательные воспоминания.
     — Не сомневаюсь, — ответил Фронтон, — что вы сумели бы все это великолепно 
обставить. Не сомневаюсь и в том, что я в полной невредимости прибыл бы в Антиохию и спас 
бы себя и свое право на пенсию. Но разве я оставался бы здесь, если меня ничто не 
интересовало бы, кроме все того же пятидесяти одного процента уверенности?
     — Значит ли это, что вы хотите остаться с нами? — спросил Варрон, и ему лишь с трудом 
удалось скрыть свою радость. И так как Фронтон молчал, он прибавил чуть иронически, но с 
искренней озабоченностью.
     — Если вы тоскуете по «авантюрному», то мы здесь с удовольствием утолим вашу тоску. 
Однако, как бы мне ни хотелось удержать вас, я все же должен 
вас предостеречь. Трудно предвидеть исход событий, которые здесь развернутся. Во всяком 
случае, многое рухнет и многое будет унесено бурным потоком. Не могу вам поручиться, что 
поток этот не унесет и ваше право на пенсию. Боюсь, что, если вы затянете свое пребывание 
здесь, Дергунчик все же навострит уши, и тогда плакал ваш пятьдесят один процент.
     Фронтона тронула такая откровенность и сердечность сенатора.
     — Вы напрасно недооцениваете мое литературное дарование, — ответил он весело. — Я 
считаюсь хорошим стилистом, а для того, чтобы оправдать 
занятую мной позицию, совершенно достаточно искусной литературной обработки моих 
рапортов. До сих пор Дергунчик вычитывал из моих донесений лишь то, что я хотел, чтобы он 
вычитал, и сочувственно относился к моим аргументам. Больше того: он официально приказал 
мне не бросать меча, как это сделал его предок, а превозмочь себя и стойко держаться на моем 
трагикомическом посту.
     Варрон схватил руку Фронтона, пожал ее.
     — Нелегко мне было, — сказал он, и в голосе его прозвучало то обаяние, которое пленило 
уже стольких людей, — по советовать вам вернуться в Рим. Для меня ваше решение остаться 
ценней любой победы. Я рад приобрести в вашем лице друга. Мои шансы на успех 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.