Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     19. РОМАНТИКА И ПРАВО НА ПЕНСИЮ 
     Следующий, кого сенатор хотел прощупать относительно своего Нерона, был комендант 
римского гарнизона полковник Фронтон. Варрон мог рассчитывать на успех своего начинания 
лишь в том случае, если бы ему удалось заручиться нейтралитетом Фронтона, в тайном 
благожелательстве которого он, впрочем, не сомневался. Он ценил Фронтона. Он считал его 
самым способным офицером и самым лучшим 
политиком в Месопотамии и чувствовал, что их связывают воспитание и образ мыслей. 
Поэтому он старался встретиться с ним, как бы по случайному, а на деле тщательно 
подготовленному поводу.
     Дважды в неделю представители высшего общества Эдессы встречались на вилле 
фабриканта ковров Ниттайи, где проводили время, развлекаясь очень модной тогда игрой в мяч. 
Варрон знал, что и полковник Фронтон часто там бывает. Он обрадовался, когда увидел 
его там уже при втором посещении Ниттайи. Варрон был неплохой игрок, Фронтон — очень 
хороший. В зале, где гости переодевались для игры — играли в коротких туниках, —
 он спросил полковника, не угодно ли ему сыграть с ним один на один. Фронтон согласился с 
видимым удовольствием.
     — Легким мячом или тяжелым? — спросил он.
     — Самым тяжелым, — предложил Варрон.
     — Как вам угодно, — с улыбкой ответил Фронтон.
     Они решили сыграть обычные одиннадцать туров. После каждого тура они 
устраивали довольно продолжительный перерыв, во время которого каппадокийские рабы 
обтирали их; затем игроки бросали жребий — кому начинать следующий тур.
     — Человек из храма Тараты, — начал во время первого перерыва Варрон с 
непринужденной искренностью, — задает нам обоим не одну загадку, мой Фронтон.
     Они сидели на каменной скамье, под лучами солнца, каппадокийские рабы, без сомнения, 
не понимавшие латыни, осушали их пот и натирали мазями. У ног их лежал тяжелый мяч.
     — Мне — нет, — возразил хорошо настроенный Фронтон, толкая мяч ногами то в одну, 
то в другую сторону, между собой и Варроном, — для меня человек из храма Тараты — не 
загадка. Я получаю директивы из Антиохии, и мне незачем задумываться. Таково 
преимущество солдата.
     Варрон так же весело ответил:
     — Преимущество, за которое иногда приходится дорого платить. Предположим, что наш 
достойный царь Маллук станет на сторону бежавшего в храм человека и 
извлечет его из убежища. Тогда вам придется сделать попытку завладеть им. С трудом верится, 
чтобы наш Маллук спокойно на это взирал.
     — Вы полагаете? — спросил Фронтон; он сидел, полузакрыв глаза, все еще механически 
толкая мяч то в одну, то в другую сторону. — А не кажется ли вам, что достаточно будет 
одного энергичного слова Рима, чтобы образумить Маллука?
     — Я полагаю, — сказал Варрон, — что если наш Маллук, вообще очень кроткий человек, 
действительно решится признать этого горшечника, то он предварительно удостоверится, какие 
силы за ним стоят. Быть может, за ним скрываются кое-какие силы.
     — Парфянские? — спросил Фронтон.
     Варрон пожал плечами.
     — Силы, — сдержанно повторил он.
     Они сыграли второй тур. В следующем перерыве Фронтон сказал:
     — Не могу себе представить, чтобы человек в здравом уме и твердой памяти мог стать на 
сторону этого горшечника, хотя бы его и поддерживали какие-то силы. Может ли в самом деле 
кто-нибудь, если он не свихнулся, 
предположить, что имеются хотя бы малейшие шансы помочь горшечнику Теренцию устоять 
против Рима на долгий срок? Разве такая попытка, на какие бы силы она ни опиралась, не будет 
простым безумием?
     Он посмотрел на Варрона искоса, с дружеской озабоченностью, умным и 
понимающим взглядом. Они сидели рядом на солнце, с мячами у ног, наслаждаясь отдыхом 
после напряжения игры, глубоко дыша. Каппадокийские рабы 
массировали их такими движениями, будто месили тесто. Красивая сферистерия — двор для 
игры, искусно разделенный на площадки, — была залита солнцем. Доносились глухие удары 
падающих мячей и тихие возгласы игроков.
     — Где кончается осторожность, — задумчиво возразил Варрон, — и где начинается 
трусость? Где кончается храбрость и где начинается безумие? Это интересная тема, она 
заслуживает того, чтобы два таких мужа, как мы с вами, занялись ею. Вы разрешали мне 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.