Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дара того же невидимого 
Нерона двух прекрасных девственниц-рабынь. Король и верховный жрец колебались, принять 
ли эти дары. Но так как сумма была очень велика, а девушки очень красивы, то дары в конце 
концов были приняты.
     Царь Маллук и первосвященник Шарбиль, говоря о политике, употребляли даже с глазу 
на глаз только цветистые, осторожные выражения. В таких двусмысленных выражениях они 
обсуждали и появление без вести пропавшего императора.
     — Хорошо бы знать, — сказал царь, — что думает в глубине души об этом императоре 
некий римлянин и прочна ли почва, на которую опираются его мысли.
     — Некий римлянин, — ответил верховный жрец, — тратит силы своего сердца и своего 
тела, развлекаясь в веселых домах одного западного города.
     — Боги сделали его дальновидным, — возразил царь, — и, конечно, он может даже из 
веселого дома на Западе обозревать наш Восток.
     — Возможно, — ответил верховный жрец. — Но если послать к нему гонца, то гонца 
могут схватить и заставить проболтаться. Молчалива только земля.
     — Эдесса стара, — решил царь, — и переживет еще многие царства, а терпение — вещь 
хорошая.
     — Я сам стар, — недовольно пробормотал сквозь позолоченные зубы верховный жрец, — 
и я не сделан из камня и земли, как Эдесса.
     Была ли фантазия населения возбуждена таинственными дарами императора Нерона или 
какими-нибудь другими знаками, но слухи о том, что Нерон не умер, становились все более 
настойчивыми и все определеннее указывалось, что император пребывает в Эдессе.
     Горшечник Теренций жадно ловил эти слухи, но не обнаруживал своего нетерпения. 
Теперь, когда он полон был веры, ему нетрудно было потерпеть. Безошибочный инстинкт 
подсказывал ему, что лучше держаться пока в тени и дать созреть событиям, самому в них не 
вмешиваться.
     Но и без его участия многое делалось, чтобы подготовить его возвышение. Все теснее 
становился круг, внутри которого можно было искать императора, он все яснее смыкался 
вокруг Красной улицы. Все громче говорили, что горшечник Теренций не тот, за кого он себя 
выдает.
     Знакомые Теренция при встрече с ним приветствовали его с некоторым страхом. 
Посторонние люди показывали его друг другу на улицах, за его спиной начинали шептаться, и 
если ему случалось неожиданно взглянуть на встречного прохожего, он подмечал в его лице 
смущение и благоговение. Он с радостью в этом убеждался, но по-прежнему продолжал 
вести себя так, как будто ничего не замечает. И непринужденно стал в центре того ореола, 
который вокруг него ткался. Если кто-нибудь делал попытку выведать у него его тайну, он 
удивленно поднимал брови и молча поблескивал на собеседника своими близорукими глазами.
     Раб Кнопс также купался в лучах тайного благоговения и страха, которыми был окружен 
его господин. Его друг если и подшучивал теперь над ним, то очень смиренно, и когда однажды 
его губы произнесли имя Кнопса с коротким "о", привычным для эдесского 
диалекта, вместо желательного долгого, он очень быстро поправился. Кнопс радовался, что, 
наконец, и в самом деле приближается день, которого он так долго ждал, —
 ведь на эту карту он поставил свою жизнь. Он был умен и поэтому 
предвидел, какая будет взята тактика: будут 
утверждать, что Нерон во время последней таинственной встречи с горшечником Теренцием в 
Палатинском дворце незаметно обменялся с ним ролями. Но именно потому, 
что Кнопс это понял, он сумел показать своему господину то лицо, которое тот желал видеть. 
Он не изменил своего поведения. Хитрый Кнопс держался с императором, как и до сих пор — 
фамильярно, преданно, покорно, дерзко, как незаменимый управляющий фабрикой, но, 
пожалуй, он стал на волос более покорен и на волос менее дерзок.
     Впрочем, из-за такого поведения Кнопса постепенно изменилось и 
поведение самого Теренция, вопреки его намерениям, против воли. Он старался и теперь 
скрывать то особенное, что было в его судьбе, но так, чтобы все видели: он сам не хочет этого 
особенного обнаруживать. Он уже был не горшечник 
Теренций, а таинственная личность, которой нравилось играть роль горшечника Теренция.
     Все окружающие принимали участие в этой игре горшечника Теренция, лишь один 
человек не делал этого: Кайя. Она решила поставить мужа на место, пробрать его за смешную 
манию величия.
     Еще несколько недель тому назад для ее Теренция было удовольствием долго и 
обстоятельно мыться в одной из общественных бань. Там он обычно встречался с приятелями и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.