Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

достал свой смарагд. Да, это был он, Нерон-Теренций, это было его лицо четырнадцать лет 
тому назад. Теренций стоял перед бюстом, вбирал в себя его облик до мельчайших 
подробностей, пристально вглядывался в него своими близорукими глазами. Он сдвинул брови 
и наморщил лоб, подняв голову и несколько склонив ее набок, выпятив нижнюю губу и 
подбородок, сжав рот, с недовольным, нетерпеливым, подчеркнуто гордым выражением. Так он 
стоял долго.
     Молодой сторож, между тем, притаился в уголке двора. Оттуда он боязливо, 
с любопытством следил за чужим господином и его странным 
поведением. Когда Теренций остановился перед восковым бюстом, лицо подростка вдруг 
исказилось, он с еще большим страхом забился в свой угол. А когда наконец чужой господин 
оторвался от бюста, пошел дальше, едва не шатаясь после 
продолжительного, пристального созерцания, мальчик вдруг подбежал к нему и пал перед ним 
ниц, прижавшись к земле лбом, как это обычно делали восточные люди в присутствии богов 
или царя.
     Теренций торопливо удалился, испуганный, но в глубине души счастливый. 
Вот, значит, до чего дошло! Даже бессловесные, духовно убогие уже постигают, кто он и к 
чему призван небесами. Чувство огромного восторга захватывало дыхание, почти 
душило его. Как пьяный, шел он вперед по 
незнакомой местности, все дальше и дальше, до той черты, где она переходила в степь. Он 
остановился на маленьком возвышении. Высоко поднял плечи, ленивым, подчеркнуто 
надменным жестом Нерона уронил руки и почти насмешливо произнес слова греческого 
трагика: «Теперь остановись, земля. Когда ты несла на себе более великого смертного?»
     После этого ему уже невмоготу было смотреть на будничное лицо Кайи или Кнопса. Он 
все чаще скрывался в свой Лабиринт. Прислушивался к своему Даймониону. И голос громко 
возвещал ему: «Приветствую тебя, цезарь. Выше. Все выше. К звездам, цезарь».
     
     13. ПЕРЕОДЕТЫЙ ГОСУДАРЬ 
     Тем временем в Эдессе все чаще говорили о Нероне: как хорошо было под его властью, и 
не спасся ли он в самом деле, не явится ли он в близком будущем. Когда же стало известно, что 
Дергунчик признал царем парфян не Артабана, а Пакора, тоска по мертвому императору, 
недовольство Титом и его наместником усилились. Признанный Римом Пакор повелевал далеко 
на востоке Парфянского царства, а области, пограничные с Эдессой, повиновались Артабану. 
Если между Римом и Артабаном начнутся военные действия, то они раньше всего должны 
разыграться в Эдесской области. Население Эдессы не хотело войны. Мало 
разве было того, что Рим неумеренными налогами и поборами сокращал доходы? Для кого 
добывались с таким трудом масло, вино, злаки? Для иноземцев, для наглого западного 
завоевателя, для Рима. Ах, был бы здесь добрый император Нерон! 
При жизни Нерона с Римом легко было договариваться, с Римом велась торговля, и обе 
стороны извлекали из этого выгоду — и Рим и Эдесса. Нерон 
позволял почитать старых богов Востока: Тарату, всадника Митру, 
арабских звездных богов. Почему теперь Юпитер Капитолийский и богиня Рима получили 
больший вес, чем Митра и богиня Сирии — Тарата? Что это за бог, который требует от 
измученных людей все больше труда, все больше налогов? Рыбы богини Тараты 
выказывают гораздо меньшую алчность, чем орел Юпитера. Солдаты римского гарнизона 
чувствовали на себе сумрачные взгляды горожан. «Рабы Дергунчика» — обзывали их 
в насмешку за их спиной. И если ночью кто-нибудь из них шел один по улицам Эдессы, ему 
становилось не по себе. Забавные раздвижные деревянные куклы громадных 
размеров сжигались на площадях под улюлюканье толпы. И все громче говорилось, что недолго 
уж править Дергунчику, что император Нерон жив, он в Эдессе, он скоро явится и сокрушит 
Дергунчика.
     Теперь многие жалели об отсутствии сенатора Варрона: от него можно было бы услышать 
умное слово о Риме, о политическом положении. Но Варрон, ко всеобщей 
досаде, оставался в Антиохии, был недоступен, погрузился в веселую жизнь города вилл — 
Дафне. Надо было обладать уж очень тонким нюхом, чтобы за всякого рода толками, 
возникшими в эту пору в Месопотамии, распознать руку сенатора Варрона.
     Если Варрон оставался невидимым, то всюду давал о себе знать другой римлянин, 
окруженный какой-то тайной. В храм богини Тараты через гонца, который отказался 
отвечать на расспросы, был доставлен чек на очень крупную сумму как дар императора Нерона 
в благодарность за спасение от большой опасности. А весьма чувствительному к женской 
красоте царю Маллуку таинственный гонец передал в качестве почетного 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.