Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

человек с быстрыми глазами. Он завидовал Теренцию, для которого он был 
лишь покорным младшим товарищем детских игр, и в то же время 
восхищался им. Он восхищался его барским деспотизмом, его слепой верой в себя, но вместе с 
тем он ненавидел его за эти западные качества. Он, Кнопс, управлял 
всем предприятием на Красной улице, и если фабрика Теренция в Эдессе стала так 
быстро преуспевать, то этим ее владелец обязан был ему, Кнопсу. Вероятно, он 
сумел, несмотря на бдительное око Кайи, отложить кругленькую сумму для себя, но его работу 
нельзя было оплатить деньгами. Собственно говоря, по обычаю, Теренцию давно следовало 
дать ему вольную; многие удивлялись, почему Кнопс, раз его хозяин не давал ему заслуженной 
свободы, давно не взял ее сам. Например, в момент гибели Нерона, когда Теренцию пришлось 
бежать, ловкий, умный Кнопс легко мог бы уйти, не опасаясь преследования со стороны 
своего господина, ибо тот имел все основания не подавать признаков жизни. Если Кнопс и 
тогда и позднее продолжал у него оставаться, то причиной тому была какая-то суеверная 
надежда, что его господин поднимется высоко и тогда преданность Кнопса оплатится с лихвой.
     И вот, когда Теренций с тихой гневной уверенностью продекламировал стих 
Гомера «Будет некогда день», раб отнюдь не счел эти слова пустой болтовней. Напротив, он 
тотчас же поставил их в связь со слухами, что император Нерон жив. О предстоящей перемене 
Теренций толковал ему уже в Риме, в пору своих таинственных отлучек; к этому он 
присовокупил, однако, обещание, что как только эта перемена наступит, 
он даст Кнопсу вольную. Рассчитывая на эту перемену, он терпеливо ждал, и теперь его сердце 
согревалось надеждой, что, наконец, этот день и в самом деле наступит, и тогда исполнится его 
заветная мечта: он поселится где-нибудь на Востоке, откроет собственное дело, 
обведет вокруг пальца своих друзей и будет распускать о них злые сплетни и наглые остроты.
     Вечером этого дня Кнопс пошел к одному из этих друзей, к самому близкому — 
горшечному мастеру Гориону. У него он обычно проводил большую часть своего досуга. 
Горион был коренной житель Востока, тучный, с круглой 
головой и маленькими хитрыми глазками. Он много болтал, усиленно жестикулируя, как и 
Кнопс. Но, в отличие от Кнопса, он не вкладывал свою энергию в работу, а заполнял 
день тем, что жадно ловил всякие слухи, подолгу 
просиживал с деловым видом у своих многочисленных знакомых, бранился и сплетничал. Он 
был хитер, легковерен и принимал близко к сердцу разные политические перемены, 
происходившие в его городе. Каждую из этих перемен он встречал с неизменным восторгом —
 тем быстрее наступало разочарование, и он с тоской вспоминал, как хорошо было раньше.
     Отцы и праотцы Гориона с незапамятных времен жили в этой стране, они 
были свидетелями смены вавилонских, ассирийских, греческих, римских, иранских, арабских 
правителей. Новых владык они принимали, как солнце, или как град, или как наводнение. 
Вздыхали и терпели. Цепляясь за свою землю, ели, пили, рожали детей, 
почитали богиню Тарату и ее рыб и работали столько, сколько было необходимо, чтобы 
прожить и дать завоевателю то, что ему удавалось выжать из них побоями и пытками. 
Чужие князья и правители исчезли, а семья Гориона оставалась. Остался и он. 
Теперь он бранился и терпел, как бранились и терпели они.
     Вот с этим Горионом Кнопс искренне подружился: ему отчасти льстило, что Горион, 
свободный человек, так охотно с ним разговаривает, а с другой стороны, он был уверен, что 
стоит выше Гориона по знанию дела, пониманию жизни и уму. 
С видом знатока разглядывал Кнопс двенадцатилетнюю дочь Гориона, маленькую Иалту: он 
заставил Гориона обещать ему, что тот отдаст ему Иалту в жены, когда наступит великая 
перемена и Кнопс уже не будет рабом. Сегодня, убежденный, что этот день скоро придет, он 
вслух смаковал все подробности воображаемой первой ночи с маленькой Иалтой. Но Горион, 
отец Иалты, лукаво и как бы угрожающе поднял вверх палец и лишний раз напомнил Кнопсу, 
рабу из Киликии, старую поговорку: "Кария, Киликия, и Каппадокия — три "К", от которых 
тошнит, — тому свидетель Зевс". На это Кнопс, оскорбленный 
в своем патриотизме, с необычным для него жаром ответил, что, по вкусу это Гориону или не 
по вкусу, он, Кнопс, будет спать с его Иалтой. Этого Горион стерпеть не мог, он сказал, 
посмеиваясь:
     — Посмотрите-ка на этого Кнопса из Киликии, на это "К", от которого тошнит!
     В довершение обиды он произнес имя «Кнопс» с беглым, кратким "о". Но Кнопс, веря в 
звезду своего господина, еще более рассвирепел и ответил, что будет спать не только с дочерью 
Гориона — Иалтой, но и с богиней Гориона — Таратой. 
Это последнее неслыханное оскорбление, которое раб нанес его любимому божеству, 
до того вывело из себя Гориона, что он плеснул в лицо Кнопсу полную чарку вина: убыток, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.