Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

во всей своей славе и освободит народы Междуречья. Теренций 
жадно впитывал в себя эти слухи, но они нисколько не уменьшали муки ожидания. Проходили 
недели и месяцы, а Варрон не подавал признаков жизни.
     Сенатор же полагал попросту, что Теренция надо «выдержать». После того как этот 
человек клюнул на приманку, следовало дать ему потрепыхаться, чтобы он не слишком 
зазнался. И Варрон пребывал вдали, в Антиохии, — важным барином, далеким, как небо, от 
горшечника Теренция, недоступным для него. Сенатор Варрон не подавал никакой вести 
горшечнику Теренцию.
     Это было нелегкое время для Теренция. Часто он сомневался, не приснилось ли ему все? 
На самом ли деле великий сенатор Варрон однажды заговорил с ним, как равный с равным, 
чуть ли не смиренно, как с подлинным императором Нероном? Ему до смерти хотелось 
обсудить это происшествие с Кайей. Но что она скажет? Что 
все это ему померещилось или, в лучшем случае, что Варрон затевает с ним новую, жестокую и 
унизительную игру. А именно этого Теренций не хотел слышать, ибо он не мог бы жить 
больше, будь это так.
     Вот почему он, как умел, старался скрыть свое замешательство от ясных, пытливых глаз 
жены. Он все с большей и большей жадностью искал признаков того, что не один только 
Варрон признал в нем императора Нерона. Но этих признаков не было, и ему с каждым днем 
становилось все труднее оставаться старшиной цеха Теренцием —
 представительным, обремененным делами, самоуверенным, каким он был еще несколько 
недель тому назад.
     Одну только внешнюю уступку сделал он своим мечтам. Император Нерон иногда, чтобы 
лучше видеть, подносил смарагд к своим близоруким глазам, обычно к левому. Теренций купил 
себе смарагд. Было нелегко скрыть от Кайи, что 
он взял из кассы сумму, необходимую для этой покупки, и это, действительно, не вполне 
удалось ему. Самый смарагд он, разумеется, никому не показывал. Уединяясь, он разглядывал 
его, подносил то к левому, то к правому глазу, радовался его зеленому блеску.
     Когда и это уже не помогало, он бежал со своими сомнениями в Лабиринт. Там, во мраке 
потаенной пещеры, он прислушивался к самому себе, пока его внутренний голос, его 
«Даймонион» не заговорит с ним и не уверит его, что он — Нерон и что весь мир признает его.
     Но покамест мир его не признавал, а Варрон продолжал молчать. Наконец Теренций 
потерял терпение и написал ему письмо — письмо клиента своему патрону. Теренций сообщал 
о делах своей керамической фабрики, своего цеха, о мелких событиях в городе Эдессе. Но к 
концу — это был единственный намек на их беседу, который позволил себе Теренций, — он 
вплел туманную фразу: если будет угодно богам, то ему, возможно, уже не придется докучать 
своему покровителю подобными мелочами, потому что боги вернут ему его прежний образ, о 
чем он иногда мечтает. Он перечел письмо и нашел его неглупым. Теперь Варрону придется 
высказаться. Если он намерен продолжать начатую игру, он даст ответ на таинственную фразу; 
а если не намерен — он примет ее за одну из тех многозначительных цветистых фраз, какие 
любит Восток, и пройдет мимо нее. И тогда Теренцию снова придется погрузиться в будни 
эдесской жизни. Но это невозможно. Варрон поймет, ответит.
     Нестерпимо медленно тянулись дни. Много писем приходило из Антиохии, некоторые — 
на адрес Теренция, но от Варрона письма не было. Теренций определил себе крайний срок 
получения ответа. Сначала — шесть дней, затем — десять, затем — двадцать. 
Снова и снова говорил он себе, что надо запастись терпением. Он 
цитировал, чтобы не прийти в отчаяние, стихи классиков о терпении. Он читал их перед 
Кнопсом, своим рабом, которого не так стеснялся, как жены. Однажды он 
сказал Кнопсу, что скоро предстоит перемена — такие вещи он говорил ему нередко, и, гневно, 
страстно цепляясь за свою надежду, с мрачным лицом, прищурив близорукие глаза, произнес, 
скорее для самого себя, чем для Кнопса, начало гомеровского стиха: «Будет некогда день...» И 
так как Кнопс смотрел на него с изумлением, он не мог удержаться, вынул из кармана смарагд, 
еще пристальнее взглянул на Кнопса и многозначительно повторил: «Будет некогда день...»
     Раб Кнопс отступил перед искрящимся зеленым огнем, но он был умен и не спросил 
ничего; однако он с любопытством отметил странный жест своего господина и его слова и 
долго о них раздумывал.
     Имя Кнопс означало «дикий зверь», а также «дикарь». Кнопс любил, чтобы это слово 
выговаривали как следует, с долгим греческим "о". Кнопс был строен, выглядел значительно 
моложе своих лет. Он попал в семью Теренция малым ребенком, неисправный 
должник отдал его отцу Теренция в уплату долга. Кнопс родился в Киликии и чувствовал 
себя, как рыба в воде, на своем Востоке. Это был хитрый, льстивый 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.