Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ясное сознание, — в этом состояла его последняя высокая задача.
     Увидев, как жадно Теренций сосет влажную губку, солдаты отняли ее, поднесли снова, 
отняли опять. Для них это была забава, для Нерона же это было падением от восторга к муке — 
новым взлетом, новым падением. Он не должен забывать о своей задаче. Он должен пройти 
сквозь пламя, он должен проглотить солнце. Они хотят помешать ему, но он все-таки добьется 
своего. Солнце опустилось уже очень низко. Он уже проглотил большую часть его, как 
подобало Нерону. Если они еще раз поднесут ему губку, то он справится, он проглотит все 
солнце.
     Но они не поднесли ему губки.
     — Губку, — хотел он сказать. И — «я — император». — Он открыл рот. Но слова 
выговорились другие, и он был доволен, что они другие: ибо эти другие слова он очень любил, 
это были его любимые слова. Он думал, что произносит их очень громко, но стоявшие внизу 
ничего, кроме слабого стона, не услышали. Надо было очень близко поднести 
ухо к губам Нерона, чтобы услышать эти слова. Но если бы 
кто-нибудь поднес ухо к его губам, он услышал бы два слова, которые очень 
красиво выговаривал Нерон, почти в экстазе. Это были слова «thanatos» и «thalata» —
 греческие слова, обозначавшие «смерть» и «море», и так как мечта и ее осуществление слились 
для него воедино, то, вероятно, и оба слова спаялись в одно понятие. «Thanatos», — вздыхал он, 
и — «thalata», — и так хорошо выучил он заданный урок, что даже в предсмертные часы «th» 
звучало по всем правилам.
     Столь же, сколь тих был Нерон, стал шумлив капитан Требон, когда ему ко рту поднесли 
влажную губку. К общей радости, он сызнова во весь голос начал проклинать все и вся, он 
ругал зрителей, солдат, своих сообщников, висевших рядом на крестах. Стражники находили, 
что это настоящий молодец, слава его в армии вполне им заслужена. Теперь уж наверняка 
можно сказать, что он продержится дольше всех, что он переживет ночь, и кто утверждает 
обратное, тот может отправляться восвояси, тот проиграл пари.
     Больше всего досталось от Требона его сопернику Квадратусу.
     — Солдаты, — крикнул он стражникам, — если вам придется взбираться на стены 
осажденного города и этот Квадратус подаст вам команду своим ржавым, как старое 
мельничное колесо, голосом, вы же с места не сдвинетесь от хохота, верно, а?
     Квадратус же еще суше, чем всегда, ответил:
     — Валяй, валяй, старина Требон! Выпусти побольше желчи, прежде чем подохнуть, 
чтобы собакам не было горько, когда они на свалке будут жрать твои внутренности.
     Требон напряг волю. С большим усилием он собрал всю слюну, какую мог насосать в 
своем высохшем рту, нацелился и ловко, метко плюнул Квадратусу на самую середину лысины. 
Толпа взвыла от восторга, забила в ладоши. Даже солдаты смеялись, глядя, как Квадратус 
вытирает слюну с лысины. Квадратус сам был доволен, что Требон оживил зрелище казни, он 
понимал шутку, даже если ее пустили на его счет.
     Он не обозлился на Требона.
     Среди общего веселья, однако, крупная голова Требона неожиданно поникла, Требон 
замолк, застыл недвижимый.
     Квадратус был разочарован. Неужели тот кончился? Он велел пощекотать Требона 
копьем. Требон не шевелился. Он приказал сломать ему ноги; ничто не помогало — Требон и в 
самом деле испустил дух. Популярный капитан, который так могуче, не зная 
никаких преград, шагал по земле, оказался слабее чахлого Кнопса и вялого Нерона и обманул 
тех, кто держал за него пари. Квадратус о смерти своего соперника сожалел по 
многим соображениям. Прежде всего Квадратус, несмотря ни 
на что, питал к нему товарищеские чувства и высоко 
ценил его, а кроме того, он ждал от казни своего соперника более длительного наслаждения.
     Наступила ночь. На небе стоял лишь узкий серп луны, и тот был на закате. Капитан 
Квадратус приказал зажечь факелы. Его удручало, что Требон обманул его ожидания. Может 
быть, удастся раззадорить Кнопса, чтобы он отколол одно из своих знаменитых словечек. Он 
велел поднести еще раз ко рту Кнопса губку.
     Но и Кнопс спасовал, и Кнопс замолк. Правда, в голове его еще копошились всякие 
мысли, но вряд ли мысли эти доставили бы удовольствие Квадратусу и другим, если бы Кнопс 
даже произнес их во всеуслышание. «Уже ночь, — думал Кнопс, — а я все еще 
не умер. Просто гнусно, какая сила сопротивления в таком слабом теле. Но это и хорошо. Мой 
маленький Клавдий Кнопс будет сильным мужчиной. Где ты, сыночек 
мой, и существуешь ли ты вообще? Ах, если бы я мог увидеть тебя, я тотчас же умер бы с 
миром».

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.