Случайный афоризм
Необходимо иметь у себя дома, особенно когда живешь в деревне. (Гюстав Флобер)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мучить его, Кнопса, Кнопс теперь даже в большей степени, чем раньше, 
чувствовал свое превосходство. Куда этому чванливому дураку Требону 
до него, он, Кнопс, видит вещи в их настоящем свете. Они оба погибнут. Он и Требон. Но от 
Требона, когда его распнут, ничего не останется, а он, Кнопс, будет жить в своем маленьком 
сыночке. Значит, чья взяла?
     Разумеется, умнее было бы чувства эти скрыть. Но Требон уж очень большой наглец. 
Кнопс должен сбить с него спесь. И вот однажды, когда Требон со всей присущей ему 
наглостью взялся за него, Кнопс не вытерпел.
     — Не заблуждайся, старина, — начал он язвительно. — Твою 
фельдмаршальскую тушу точно так же выбросят на свалку, как и мою канцлерскую, и одни и те 
же псы сожрут наше мясо и обгложут наши кости. Но тогда-то и обнаружится, кто из нас был 
умнее, — ты, который советовал мне дожидаться сенаторских дочек, приготовленных нам в 
Риме, или я, который уже сделал моей Иалте сына. От тебя, капитан Требон, ничего 
не останется. Я же кое-что оставлю на земле: удачного сына с крепким телом — от матери, 
хорошей головой — от отца и вдобавок с кучей золота.
     Требон сидел на своих нарах, слушал, соображал, ухмылялся. Он припомнил 
совершенно точно, что Кнопса арестовали, когда Иалта его еще не разрешилась от бремени. 
Требон знал практику Востока, знал, что на Востоке арестованных лишают всякой возможности 
общения с внешним миром. И поэтому, помолчав, он коварно, со 
злобной мягкостью спросил Кнопса, есть ли у Кнопса хорошие вести от Иалты и их 
отпрыска. Кнопс промолчал, и Требон понял, что у Кнопса никаких сведений нет. И он 
развязно и нагло стал над ним издеваться.
     — Да, да, наш Кнопс — это голова. Тебе, наверное, боги во сне открыли, что вылезло из 
чрева твоей Иалты? Или ты по яйцу можешь сказать, петух это будет или курица? Они разве 
тебе не сказали, что Иалта твоя ощенилась девчонкой, жалкой, маленькой крысой, 
унаследовавшей комплекцию отца?
     Кнопс был убежден, что капитан просто-напросто нагло врет. И все-таки слова капитана 
оказали свое разрушительное действие. Всякий раз, когда у Кнопса возникала мысль, что Иалта 
может родить ему девочку, он отгонял эту мысль от себя. Он раскаивался в своей слабости, 
в том, что заговорил с Требоном. Держать язык за зубами. Не показывать этому подлому псу, 
как он уязвлен. Но он не в силах был сдержать себя; робко, умоляюще прозвучал вопрос:
     — Тебе что-нибудь точно известно, Требон? Ты действительно что-нибудь знаешь? 
Скажи же, прошу тебя, Требон.
     Требон злорадствовал. Он рассказывал стражникам о надеждах и опасениях Кнопса, и 
день и ночь гремели под тюремными сводами его соленые остроты насчет потомства Кнопса.
     Теренций почти не замечал присутствия остальных. Когда его оставляли в покое, он 
опускался в своем углу на корточки, насколько позволяли цепи, и погружался в себя. Однажды, 
к удивлению Кнопса и Требона, он сказал очень вежливо:
     — Вы оказали бы мне услугу, если бы не так шумели.
     Он по-прежнему страдал от голода и еще больше от грязи; это, очевидно, входило в ту 
роль, которую определила ему судьба. Но уж безусловно не входила в эту роль тоска по Кайе, 
мучившая его день ото дня сильней. О, как он хотел бы, чтобы Кайя пришла к нему ночью, во 
сне, как он был бы благодарен ей за ее сердитые увещания и окрики! Он горевал по ней, 
призывал ее мысленно, чтобы она накормила, искупала бы его.
     Проходили день за днем, не принося заключенным ничего нового. Наконец, в свете 
факелов в камеру вошел человек, которому суждено было целиком заполнить собой последние 
дни заключенных, даже во сне не давая их слуху и зрению отдохнуть от себя, —
 капитан Квадратус. На этого Квадратуса губернатор Атил, который 
хотел превратить закат Лже-Нерона в занятное зрелище для толпы, возложил осуществление 
казни.
     Квадратус был невысокого роста, но широк в плечах и очень мускулист.
     Телом он был неимоверно волосат, на черепе же красовалась лысина, обведенная, словно 
венком, кустиками черных волос; несколько причудливое впечатление производила эта голова 
на короткой шее и с носом, как утиный клюв.
     — Привет тебе, о милосердный, о великий император Нерон, — представился капитан 
Квадратус Теренцию.
     Он сказал это бесцветным, флегматичным голосом, но при этом с такой силой шлепнул 
Теренция по заду, что Теренций со стоном отскочил. Кнопса и Требона капитан Квадратус 
приветствовал подобным же образом. По сравнению с его коварной, сухой игривостью 
шутки Кнопса были детской забавой, а Требон рядом с благодушным соперником живо утратил 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.