Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

парадном зале он репетировал речь. Речь становилась все округленней, звучней, значительней, 
трогательней. Он чувствовал почти благодарность к Артабану за то, что тот дал ему повод для 
этой речи.
     И вот он стоит в тронном зале в Ктесифоне в состоянии праздничного возбуждения, но 
все же нервничая больше обычного. Древние персидские цари на фризе, опоясавшем зал, 
всадник Митра на мозаике купола будут слушать сегодня его мастерскую речь.
     Занавес раздвинулся, корона повисла над головой великого царя. Речь Артабана была 
короткой.
     — Снова возникли, — сказал он, — сомнения в подлинности мужа, воззвавшего к его, 
Артабана, гостеприимству. Уже и раньше были моменты, которые давали пищу этим 
сомнениям. Боги не только допустили, чтобы муж, называвший себя Нероном, потерпел 
поражение, он, кроме того, бесславно 
удалился из Эдессы, своей резиденции. Эти аргументы, однако, были опровергнуты 
свидетельством Варрона, мужа, который в свое время завоевал доверие и дружбу великого 
Вологеза. Теперь же Варрон исчез, быть может, из огорчения, что он ошибся в личности 
мнимого Нерона, а вместе с Варроном 
исчезла и вера в подлинность этого Нерона. Западные люди заявляют решительно и 
единодушно, что они никогда не признают этого Нерона своим императором, и даже грозят 
ему, великому царю, войной, если он по-прежнему будет покровительствовать самозванцу. Из 
всех этих соображений он видит себя вынужденным препроводить человека, который называет 
себя Нероном, на границу своего царства. Дальнейшее он должен предоставить богам. Если 
этот человек действительно Нерон, боги явят тому доказательство.
     Когда Нерон услышал первые слова Артабана, он обрадовался, что речь 
Артабана так суха и прозаична, — отличный фон для его, Нерона, выступления. То, что он 
приготовил, не является ответом на доводы царя: его речь трактует лишь вопросы этики и 
гуманности. Это и был в первую голову вопрос гуманности — может ли царь отказать 
в защите ему, который нуждается в защите. Но Артабан, видимо, был глух к таким вещам. Он 
говорил исключительно о политике, об этой ничтожной политике, вопросы которой Нерон 
всегда предоставлял решать своим советникам, об этой низшего порядка дисциплине, которой 
царям не пристало обременять себя.
     И вдруг — и сердце у Нерона замерло — ему пришло в голову: может быть, и в самом 
деле выдача его Риму всего лишь вопрос политики, может быть, Артабан живет в мире 
реальном, а он, Нерон, в мире грез. Он тотчас же отмахнулся от этой мысли. Нет, нет, этого не 
могло быть, это не так, не может быть, чтобы они говорили на разных языках. В конце 
концов, Артабан, рожденный царем, повелитель Востока, обладает «ореолом», он не может не 
понять его, Нерона.
     А если все-таки он не поймет его? Нет, Нерон не должен такими мыслями сбивать себя с 
толку. Поддавшись таким сомнениям, он может испортить свою речь. Он попросту не 
будет прислушиваться больше к тому, что говорит Артабан, ко всем этим «итак», и 
«следовательно», и «так как», и «потому что». Тут 
сплошная логика, противный, сухой рассудок, он же, Нерон, обратится к сердцам своей 
аудитории.
     Он старался не слушать. Но против воли ухо воспринимало слова Артабана, и они 
проникали в мозг. Несколько реальных прозаических доводов ему все-таки следовало вплести в 
свою речь. Дион из Прузы, Квинтилиан, все они пользовались прозаическими 
тезисами, облекая их в блестки ораторского искусства. Он досадовал, что не сделал этого. 
Стараясь не показать виду, он следил за лицами сановников. Царедворцы внимательно слушали 
речь царя, явно сочувствуя ему. Эти лица ему, Нерону, предстоит преобразить своей речью. 
Удастся ли ему?
     Внезапно, точно озаренный молнией, он понял свое положение. Все эти царедворцы — 
сплошь недруги, а великий царь Артабан — исконный его враг, и слова его — отравленные 
стрелы. Он же, Нерон, чистый и незлобивый, пришел в стан 
врагов, пришел без панциря, и теперь он погиб. Он сидел и внимательно слушал, но сердце его 
неистово билось, и руки взмокли от пота.
     Но тут царь кончил свою речь, слово было за Нероном.
     «Я не знаю, — так строил он мысленно свою речь, — как обратиться мне к тебе, 
блистательный. Сказать ли мне: из праха смиренно возносится к тебе мой голос, о сын богов? 
Или я смею еще сказать: склони ко мне ухо твое, о брат мой?»
     Это было хорошее вступление, и он отлично заучил смущенную улыбку, с которой 
следовало произнести эти первые фразы. В эффекте можно быть уверенным, нужно только 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.