Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сильно бьется. Замечает ли это царь? Надо попытаться дышать ровно и спокойно, чтобы ему не 
было слышно, как оно бьется. Какой смысл показывать ему, что я взволнован, — это бы только 
повредило мне. А почему, в сущности, я взволнован? Ведь я все это предвидел».
     Такие и подобные мысли мелькали у него в голове, но он умел владеть собой, и ему 
удалось ответить царю деловым тоном:
     — Этот договор — самый умный из тех, которые когда-либо заключались между 
римлянами и парфянами.
     — Да, — сказал Артабан, — было бы безумием и преступлением, если бы я сорвал его.
     — Верно. Это было бы безумием и преступлением.
     Артабан взглянул на него своими выпуклыми задумчивыми глазами и сказал:
     — Вы нравитесь мне, Варрон, и в свое время вы немало сделали для установления мирных 
отношений между римлянами и парфянами. Мне очень не хотелось бы выдавать вас.
     «Куда он клонит, — подумал Варрон. — Хочет он подсластить мне смертный приговор? 
Он не из тех, кто болтает зря. Лучше всего промолчать». И он ограничился тем, что пожал 
плечами.
     Наступило короткое молчание. Затем Артабан медленно заговорил снова:
     — Вы показывали мне как-то послание, мой Варрон, в котором мой великий 
предшественник Вологез выражает вам благодарность за старания восстановить мирные 
отношения между Римом и нашим Парфянским царством. Мне хотелось бы присоединить это 
письмо к своему архиву. Я предлагаю вам сделку: вы предоставите мне это письмо, а я, прежде 
чем подписать договор, дам вам возможность покинуть мой двор и 
направиться на восточную окраину моего царства.
     Варрон был человеком быстрой сметки. Но на этот раз, хотя он и внимательно слушал, он 
не понял или боялся понять; все в нем плясало — кровь, мысли, чувства. Наконец — прошло 
каких-нибудь две секунды, как царь умолк, ему же это показалось вечностью —
 он понял. Он был уже, можно сказать, мертв, и вдруг 
пришел человек и сказал: «Встань и живи», — человек, обладавший властью говорить такие 
слова.
     Обладает он этой властью? Не раздумает ли он? Не переменит ли свое решение? Вера и 
сомнения то высоко подбрасывали Варрона, то швыряли его в глубины, как волны корму и нос 
корабля в бурю.
     На этот раз ему не удалось совладать со своим голосом, и он сказал неуверенно, 
запинаясь:
     — Простите, ваше величество, но я не вполне понял вас. Если я покину 
ваш двор и направлю свои стопы на Восток, как вы милостиво мне предлагаете, разве это будет 
больше, чем короткая отсрочка?
     И он сделал робкую попытку пошутить.
     — Вы переоцениваете нас, западных людей. Мы очень обстоятельны и очень мстительны. 
Я не думаю, чтобы Рим, если вы подпишете эту бумагу, оставил в покое вас и меня, покуда я 
буду видеть солнце.
     С едва заметной улыбкой повелитель Востока ответил на своем плохом греческом языке:
     — Вы ошибаетесь, мой Варрон. Я знаю вас, западных людей. Но вы не знаете 
моей восточной окраины. На границах моего царства, там, где начинается Индия, есть 
пилигримы и монахи; лишенные потребностей, они странствуют, избрав своей участью 
бродяжничество. У людей этих нет имени, они приходят и уходят, один похожий на другого. 
Если вы станете одним из этих людей, вас никто никогда не выследит, 
будь то искуснейший западный агент.
     В Варроне все заходило ходуном. Он слышал о людях, о которых говорил царь Артабан. 
Они были одеты в желтые, цвета охры, плащи, ходили босиком, в руках носили сделанные из 
скорлупы чужеземного плода большие чаши, в которые собирали подаяния, разную снедь. Еще 
не успело в Варроне улечься волнение 
от внезапного поворота его судьбы, еще весь он дрожал от ликования «Я 
не умру», как уже в нем вспыхнуло отвращение к этому 
нищенскому существованию. Но тут же шевельнулось и любопытство: испробовать и такую 
жизнь! Разве не в этом заключался смысл этих последних недель, что ему дано было 
обогатиться новыми познаниями, что ему дано было увидеть мир в ином свете? Если его 
занесет теперь еще глубже на Восток, то это будет только логично. Он так долго жил в самом 
водовороте жизни, так долго «действовал»! Если судьба перебрасывает его теперь на 
другой берег, к «созерцающим», то у него нет основания жаловаться, он может быть только 
благодарен за это. Конечно, он и не помышляет покончить счеты с жизнью, как эти люди в 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.