Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Цейон превозмог себя, он намерен был отменить свое прежнее решение 
и признать Артабана. Опираясь на свое блестящее войско, Цейон надеялся за это признание 
выжать из великого царя многое, между прочим также и выдачу Варрона и Теренция. 
Его радовала возможность извлечь этих молодчиков из 
их последнего убежища. Но он укротил свое нетерпение, чтобы предварительно 
по возможности укрепить позиции. Лишь тогда он начнет переговоры с Артабаном, когда 
тот будет знать, что он, 
Цейон, облечен полномочиями в случае необходимости выступить против парфян. Со 
счастливым, мальчишеским нетерпением ждал он депеши из Рима.
     Депеша была иного содержания, чем предполагал Цейон. Правда, император Домициан 
предписывал ему держать армию в боевой готовности на случай нападения на Месопотамию. 
Но: «дальнейших заданий, — значилось в депеше, — мы для вас не предусмотрели. Более того, 
мы приказываем вам: приведя армию в боевую готовность, передать знаки власти —
 топоры и прутья — новому губернатору, которого мы назначим для управления нашей 
провинцией Сирией. После передачи знаков власти мы ждем вас в Рим».
     Дергунчик в буквальном смысле слова лишился чувств. Был сверкающе-яркий весенний 
день, для него же свет померк. Если за последние несколько месяцев он помолодел на пять лет, 
то в эти несколько минут он постарел на десять. Безумные планы сменяли один другой. Он, 
этот сухой, добросовестный чиновник, подумал было — это длилось несколько мгновений, — 
не перейти ли самому на сторону мятежников, к Варрону и Нерону. Но, думая об этом, он уже 
знал, что все это пустой бред, и некоторое время сидел совершенно опустошенный. «Вертись, 
юла». Новый повелитель поведет армию, его армию, которую он, Цейон, так великолепно 
вымуштровал, через Евфрат и с триумфом — обратно в Антиохию. Он 
же, Цейон, будет прозябать в Риме со своим завернутым в покрывало ларем, стареющий, 
никчемный человек, и все, что останется от него на Востоке, — это веселые остроты на его счет 
и прозвище Дергунчик.
     Жизнь Цейона потеряла смысл. Но он был добросовестный чиновник, и он по-прежнему 
исполнял свой долг и свои обязанности. Уже спустя несколько недель прибыл новый 
губернатор. Это был Руф Атил, молодой еще человек, с бесстрастным 
лицом, очень спокойный по характеру, безупречных манер. Деловито и 
холодно признал он заслуги Цейона в организации армии и попросил Цейона не торопиться с 
передачей ему знаков власти — фасций, пока он, Руф Атил, не войдет обстоятельно и без 
поспешности в дела управления.
     Это были мучительные недели. Цейон еще сидел в своем дворце, облеченный регалиями. 
Но директивы императора и сената посылались другому, более молодому, невидному, 
подлинному властителю, и весь свет знал, что он, Цейон, отставлен. Он оказался не на высоте 
положения, он был повинен во всей этой великой кутерьме, 
и ему на смену пришлось послать другого, который должен выпрямить то, что он, Цейон, 
искривил и испортил. Он же 
должен пока по-прежнему представительствовать, устраивать приемы, подписывать приказы.
     Всей душой призывал он день, когда он ступит на корабль, когда очутится на море и не 
будет видеть больше эти насмешливые восточные лица. Но он был воспитан в учении стоиков, 
он плотно сжимал губы и исполнял свой долг. Руф Атил покровительственно 
сообщал в Рим, что они с Дергунчиком ладят; Дергунчик — добропорядочный служака.
     Однажды все-таки добропорядочный служака неожиданно изменил своей так бережно 
хранимой корректности. И без видимой причины. Руф Атил осведомился лишь, как лучше 
всего, не вызывая дипломатических осложнений, сообщить Варрону 
о решении сената. Цейон покраснел и, с трудом сдерживаясь, спросил, можно ли ему знать, о 
чем в данном случае идет речь. Конечно, ему можно знать, ответил Руф Атил и рассказал, о 
чем шла речь. Сенат вынес решение по поводу жалобы Варрона на 
неправильно взысканный инспекционный налог. Сенат постановил: жалоба справедлива, 
двойное обложение доказано, казна обязана вернуть Варрону неправильно взысканные с 
него сестерции. В Риме придают большое значение тому, продолжал Атил, чтобы 
Варрону вручены были по всей форме как это решение сената, так и обвинение его, Варрона, в 
государственной измене.
     И тут случилось невиданное. Цейон, стоик, о котором рассказывали, что он не 
один удар судьбы принял с достойным удивления самообладанием, несколько раз глотнул 
воздух, провел, глубоко взволнованный, кончиками пальцев одной руки по 
ладони другой, и когда Атил, желая помочь ему овладеть 
собой, заговорил о чем-то безразличном, Цейон вдруг встал, выпалил «Извините!» — и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.