Случайный афоризм
Дело писателя состоит в том, чтобы передать или, как говорится, донести свои ассоциации до читателя и вызвать у него подобные же ассоциации. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

затею? Об этом мне бы и хотелось услышать от вас, как от представителя Нерона.
     Перед такой трезвой постановкой вопроса Варрон почувствовал себя школьником, не 
выучившим урока, и деликатность, с которой царь указывал на его ошибку, не облегчала ему 
ответа. Здесь могли помочь только честность, деловитость. Сухо и без прикрас признал он, что 
после того, как император бежал, он, 
Варрон, отказался от своего первоначального мнения, будто власть Нерона можно 
распространить до самого Палатина. Но он полагает еще и сегодня, что вполне возможно 
спаять все мелкие царства между Тигром и 
Евфратом, прихватив вдобавок значительную территорию по ту сторону Евфрата, в 
одно большое буферное государство под властью императора, который с престижем имени 
«Нерон» соединяет сердечную преданность великому царю Артабану.
     — Да, — ответил Артабан, — совершенно так же и я смотрю на создавшееся положение. 
В лучшем случае это означало бы для меня некоторое усиление нашего влияния в 
Месопотамии. А это значит, — заключил он, вежливостью тона смягчая резкий вывод, — и вы 
сами это признаете, что, взяв на себя жертвы и риск, связанные с активной поддержкой вашего 
Нерона, я добьюсь выгоды, которая ни в каком разумном соотношении с огромными 
затратами на нее не находится.
     Варрон не ответил. Что можно было ответить на это заключение? Оно правильно. Он, 
Варрон, проиграл игру. Он конченый человек.
     — Вернуться мне, стало быть, в Эдессу? — спросил он, и его померкшее лицо 
представляло странный контраст с логичностью этого вывода.
     — Не разыгрывайте предо мной героя, — почти с досадой ответил царь. — Вы ведь 
отлично знаете, что для вас вернуться в Эдессу — значит быть выданным Риму и погибнуть. 
Само собой разумеется, что мне приятно иметь при своем дворе человека, который 
заслужил благодарность моего великого предшественника Вологеза и который признал меня, 
когда я был еще слаб и незначителен. Вы и ваш Нерон дороги мне 
как гости. Но, к сожалению, я должен заранее ограничить это гостеприимство. Если оно будет 
грозить миру моего государства, я вынужден буду его нарушить.
     — А разве такая возможность мыслима? — несколько оторопело спросил Варрон.
     — Да, весьма даже мыслима, — серьезно ответил Артабан. — Если Домициан будет умен, 
он предложит мне выгодные торговые договоры и не станет сопротивляться разумному 
разрешению военных вопросов в Междуречье. Если он при этом поставит условием, чтобы я 
отступился от вас и вашего Нерона, я не сочту себя вправе это условие отклонить. Нельзя 
ставить под угрозу мир двухсот миллионов из-за благополучия одного лица. Такой человек, как 
Люций Теренций Варрон, должен это понять.
     Да, Варрон это понимал. Рассуждения великого царя Артабана были так же 
прямолинейны и ясны, как неровен его греческий язык. И все же этот умный, порядочный и 
гуманный царь, по мнению Варрона, требовал от него слишком многого. Он не только хотел его 
выдать, он хотел, чтобы Варрон сам признал необходимость этого.
     Перед молчаливой Марцией Варрон пытался разобраться в своих впечатлениях.
     — Мне остается, — сказал он, печально и иронически улыбаясь, — одна надежда: что 
Дергунчик наделает глупостей и вынудит тем самым Артабана снова вступиться за дело нашего 
Нерона. Но, к сожалению, я сам многому научил Дергунчика, много дури из него выбил.
     И Варрон оглянулся на прошлое, вспомнил, как он затевал свое дело, «эксперимент», и 
осудил себя за то, что увлекся западными масштабами, вместо того чтобы придерживаться 
восточных. Он, например, всегда думал, что он дальновиднее всех, на 
самом же деле он как истый ограниченный римлянин не умел видеть дальше пределов империи. 
В сущности, он проявил себя таким же националистом, как и все 
прочие, надменным и уверенным в том, что Рим 
осчастливит мир, если займется его устройством. Теперь, слишком поздно, он понял, как велик 
мир и как мал Рим.
     И вот уже в этом неисправимом жизнелюбце вновь воскресает радость созерцания, 
радость игры.
     — Сколько ни познавай, никогда всего не познаешь, — заключил он. — Я 
проучил Дергунчика, теперь он учит меня. Когда мы ссылали в Риме какого-нибудь писателя, 
как Мусона или Диона из Прузы, слово «ссылка» было для меня пустым звуком. А теперь, став 
по воле Дергунчика эмигрантом, я начинаю понимать, что центр мира находится вовсе не там, 
где ты родился, что в мире столько же центров, сколько людей.
     
     12. БЕГЛЕЦ 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.