Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

позабыл о церемониале и превратился в человека с приятными и обходительными манерами. 
Без долгих слов он перешел к делу, заговорил об «эксперименте», как он назвал затею Нерона. 
Его греческий язык хромал, ему приходилось часто искать подходящее слово, и все же он 
выражал все оттенки своей мысли. В неудаче «эксперимента» повинна была, по его мнению, 
ненадежность «ореола» Нерона.
     — Этот «ореол», — пояснил он с легкой иронией, — иногда, по-видимому, перестает 
выполнять свое назначение. Мой главный маг, правда, утверждает, что это невозможно. Но он 
ошибается, как показывает пример вашего Нерона. Когда 
Нерон решался на эту кровавую ночь или на свое бегство, несомненно, «ореол» бездействовал. 
Вам, мой Варрон, как опытному государственному мужу, надо было позаботиться о том, 
чтобы в те минуты, когда «ореол» Нерона изменял ему, Нерон не принимал никаких решений.
     Варрону не очень-то приятно было слушать эти оригинальные политические 
и теологические изыскания; он чувствовал за ними скрытую насмешку человека, сознающего 
свое превосходство. С досадой увидел он, что царь, как ни далек он был от 
нероновских событий, понял главную ошибку его, Варрона, которую сам он никак не хотел 
признать. Из-за мелочной, личной ненависти к Требону и Кнопсу он упустил из виду главное: 
перестал следить за «созданием», за переменами, совершавшимися в нем, за движениями его 
души. В непонятном ослеплении он забыл о том, что, даже лишенный собственных мыслей и 
собственной индивидуальности, человек в ту самую минуту, когда его наделяют 
властью, приобретает сущность и содержание. Функция властвования меняет нутро носителя 
власти. Власть, кредит, слава создают индивидуальность и лицо тому, кого 
природа лишила этих свойств. Это ему, Варрону, следовало знать, это ему следовало сказать 
себе. Но он не знал этого или не захотел с этим посчитаться. Как ни дружелюбны и мягки 
речи царя Артабана, его витиеватые богословские рассуждения — они 
показывают, что Артабан ясно понял его, Варрона, ошибку и его непростительное упущение.
     А он-то тщеславно и заносчиво думал, что здесь, при парфянском дворе, только и ждут 
его поучений! Этого-то царя собирался он наставлять, царя, который видел людей и 
политическую действительность куда более остро, чем он, Варрон, ему-то он намеревался 
«на многое открыть глаза», преподать «несколько полезных советов»!
     Но Варрон был по крайней мере человеком, который не упорствует, если он в чем-либо 
ошибется. Бессмысленно было бы прятать свои ошибки за туманной болтовней, за глупыми 
оправданиями. И он прямо, мужественно, без попытки обелить себя признал:
     — Вы правы, ваше величество. Вы осудили меня справедливо.
     Артабану, видимо, понравилось это деловое признание. Он оставил неприятную тему и 
ласково спросил Варрона:
     — Так, мой милый Варрон, а теперь скажите, каковы, по-вашему, шансы Нерона в 
настоящий момент, после того, как он улепетнул из Эдессы.
     Он сказал «улепетнул», он употребил это простонародное слово, и оно 
странно прозвучало на его ломаном греческом языке. Это «улепетнул» окончательно 
уничтожило Варрона. До какого идиотского положения он довел 
себя! Вот он сидит, самонадеянный, как снег на голову свалившийся римлянин, и хочет что-то 
внушить этому прекрасно разбирающемуся во всем царю парфянскому: вашему, мол, царству 
угрожает серьезная опасность, если вы не 
пойдете на огромные материальные и человеческие жертвы, чтобы поддержать Нерона. Как 
сказать об этом? Это попросту глупо и совершенно безнадежно. Но — «здесь Родос, здесь 
прыгай».
     Варрон превозмог себя и сказал Артабану кое-что из того, что подготовил и что 
было изложено в объемистых докладных записках, написанных для парфянского двора.
     Нерон и его Рим, в противоположность Флавиям, из понятных внешних и 
внутренних побуждений, будут честно соблюдать договор о дружбе с парфянами. Нерон знает, 
что только в союзе с парфянами можно действительно отстоять цивилизацию от нашествия 
северных варваров.
     Варрон говорил без всякого подъема, ему неприятно было произносить перед царем 
Артабаном такие дешевые фразы.
     Артабан, впрочем, очень скоро прервал его болтовню вежливым, но очень определенным 
жестом.
     — Мой милый Варрон, — сказал он, — мне небезызвестны все эти общие места. 
Небезызвестно мне и все то, что говорит против проекта всадить в ваше 
предприятие новые войска и деньги после ошибок вашего Нерона, совершенных из-за порчи 
«ореола». Одно мне неясно: что может сегодня еще говорить за то, чтобы я поддержал вашу 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.