Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пели, ликовали, напивались допьяна.
     Позже, без всякого уговора, точно по чьей-то команде, толпа ринулась к дому Кнопса. Так 
же «одним махом», как популярность его возникла, она внезапно исчезла, и народ уже видел в 
нем злого духа Нерона и его дела.
     Увидя собиравшуюся перед домом возбужденную, грозную толпу, Кнопс послал гонца к 
другу своему Требону просить у него помощи. Но раньше, чем помощь подоспела, толпа смяла 
стражу, охранявшую вход в дом. Кнопс счел 
правильным показаться ворвавшимся людям. Он принял их, по-простецки подшучивая, 
стараясь их облагоразумить, удержать. В душе он трепетал от страха. Он еще ночью хотел 
бежать, сейчас же после того, как не удался его ход с выдачей Теренция; но Иалта, которая 
была уже на сносях, чувствовала себя очень плохо, и врачи ни в коем случае не советовали 
пускаться в путь; Кнопс медлил, и вот как раз в ту минуту, когда уж собрались в дорогу, 
нагрянула эта чернь и помешала укрыться в безопасное место, уйти на заслуженный покой. Он 
вел переговоры с толпой, с благодушным безразличием смотрел на начинавшийся 
грабеж, раздавал вино. Спокойно, прямо-таки с довольным видом, похаживал он среди 
непрошеных гостей. Но на душе у него был мрак. Ах, на 
друга его Требона положиться нельзя. Тот, вероятно, совсем не прочь, чтобы толпа вот так, 
добродушно, под шутки и прибаутки, разорвала Кнопса на куски. Кнопс 
несправедлив к другу. Он слышит звон оружия, видит солдат, полицию. Нет, к сожалению, 
Кнопс справедлив к другу. Это полиция не Требона, это сомнительная помощь, — это солдаты 
царя Маллука. Правда, они вызволили его из рук толпы и поставили около него охрану, но 
лишь затем, чтобы самим овладеть им и взять его под стражу.
     Кнопс правильно рассудил. Требон не торопился посылать ему подмогу; он бы не 
возражал, если бы помощь пришла очень поздно или совсем поздно. Но то, что в дело 
вмешались люди Маллука, резко меняло положение. Это уже чересчур. Если туземные солдаты 
осмелятся поднять руку на людей Нерона, то куда это приведет? То, что с чернью 
будет канитель, можно было заранее предвидеть. Но чернь хлопнешь по башке — и 
все опять спокойно. Если же солдаты, если чиновники Маллука начнут бунтовать, 
то это уже нетерпимо, это надо немедленно пресечь. Он забыл, что сам довел до этого, он 
чувствовал полную солидарность с Кнопсом. В гневе, бряцая и звеня, отправился он требовать 
ответа у царя Маллука.
     У Маллука он встретил и верховного жреца Шарбиля. Шарбиль уже несколько раз за 
последние недели, когда власть Нерона начала явно колебаться, разъяснял царю, и не только 
намеками, но и в недвусмысленных словах, что пора бы предложить Цейону обмен — выдать 
ему Нерона, а за это получить гарантию сохранения 
«статус кво». Но у Маллука, араба, были твердые взгляды на святость гостеприимства, и он 
теперь с таким же достоинством и неподвижностью пропускал мимо ушей 
слова своего жреца, как в ночь на пятнадцатое мая слушал — не слыша — его намеки. В 
последние дни, впрочем, стало казаться, что порядочность его будет вознаграждена и 
в политическом отношении. Были получены достоверные вести с крайнего Востока о том, что 
Артабан одержал решительную победу над своим противником Пакором. А как 
только великий царь парфянский получит возможность перебросить на свою западную границу 
достаточное количество войск, римские генералы, даже после вступления на престол 
Домициана, трижды подумают, прежде чем перейти со своей армией Евфрат. Следовательно, 
они хорошо сделали, что сохраняли 
верность Нерону и не предприняли никаких поспешных шагов. И вот, бессмысленное бегство 
Нерона сразу разрушило все надежды. После такой стихийной вспышки народного гнева 
Нерона нельзя было ни на минуту больше оставлять в пределах Междуречья.
     Кое-что, впрочем, можно было извлечь и из этой вспышки народного гнева. То, что гнев 
этот прежде всего обратился против Кнопса, дало Маллуку и Шарбилю желанную возможность 
задержать этого человека. Он был теперь в их руках, и это было хорошо. Ибо если Артабан 
одержит на крайнем Востоке — на что теперь есть виды —
 окончательную победу, то Рим при всех 
обстоятельствах, прежде чем пойти походом через Евфрат, поведет 
переговоры, и тогда, чтобы доказать свою добрую волю, можно будет предложить Риму на 
худой конец нероновского канцлера. Так как дело шло о презренном рабе, то царь Маллук, 
как ни нерушимы были его взгляды на гостеприимство, не возражал.
     Все эти вопросы царь и жрец как раз обсуждали, когда со звоном и бряцанием вошел 
Требон. После трусливого бегства мошенника Теренция царь Маллук и жрец Шарбиль 
чувствовали себя с его ставленниками очень уверенно и поэтому с еще большей 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.