Случайный афоризм
Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом. (Виктор Мари Гюго)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дружеский тон, которым они были произнесены, привели его 
в смятение, граничащее с одурью. Но Варрон продолжал с ноткой смирения в голосе:
     — Быть может, я разрешаю себе слишком большую интимность, но я должен, наконец, 
высказать то, что уже несколько недель меня и подавляет и воодушевляет и что, наконец, стало 
для меня очевидным: я знаю, кто тогда, после мнимой смерти императора Нерона, бежал ко 
мне, под мою защиту.
     Для того, чтобы понять скрытый смысл этих неожиданных слов, нужен был человек 
быстрого, острого ума, а таким человеком горшечник Теренций не был. Но слова Варрона 
задели самое глубокое, самое затаенное в его душе: жгучее честолюбие, тоску по прошлым 
дням его величия на Палатине. Поэтому 
слова Варрона мгновенно воскресили в душе Теренция насильственно подавляемые 
воспоминания о его величественном выступлении перед сенатом, сразу вспыхнула безумная 
надежда, что эти знаменательные времена могут вернуться. Поэтому он понял темные слова 
сенатора гораздо быстрее, чем тот этого ожидал; он воспринял их всеми фибрами своей души и 
впитал в себя до последней капли их отрадный смысл. Кто-то разгадал его, кто-то понял: тот, в 
ком было так много от плоти и крови Нерона, должен действительно быть Нероном.
     Еще переполненный до краев невиданным блаженством этой минуты, он уже чувствовал, 
однако, как в нем просыпается вся его врожденная хитрость, подсказывавшая ему, что 
лучше притвориться и лишь в последнюю минуту открыть свое подлинное "я". Поэтому он 
продолжал прикидываться дурачком, сказал, что не понимает, куда клонит 
его великий покровитель, и зашел, наконец, так далеко, что Варрон уже испугался, 
как бы не сорвалась его затея. Сенатор сделал еще последнюю попытку. Он смиренно просит 
извинения, сказал он, за то, что нарушил дистанцию между собой и своим гостем. Может быть, 
император думает, что рано еще предстать перед римлянами во всем своем блеске? 
Может быть, он хочет навсегда отвернуться от мира, в наказание за 
то, что мир посмел не узнать его? Он, Варрон, просит прощения, если слишком смело 
приподнял завесу над тайной.
     Но теперь испугался Теренций: если упустить момент, то этот единственный случай 
навсегда от него ускользнет. Он мгновенно перестал прикидываться, улыбнулся мальчишески, 
добродушно, хитро, как иногда — он это видал, — 
улыбался император Нерон. Он подошел походкой Нерона к сенатору, жестом Нерона 
похлопал его по плечу и сказал неповторимым, спокойно-высокомерным тоном Нерона:
     — Почему бы, мой Варрон, мне тебя не простить?
     Варрон, надо сказать, знал, что подлинный Нерон никогда не поступил бы так в 
подобной ситуации. Он скорее привел бы какую-нибудь греческую 
цитату, сопровождая ее отрицательным, как бы зачеркивающим слова собеседника жестом. Но 
внешность этого человека была так поразительно похожа на внешность императора, покойный 
Нерон, его голос, его интонация, его 
походка вдруг с такой силой ожили в этой комнате, что Варрон испугался, ему стало не по себе: 
быть может, его идея слишком уж хороша и слишком велики ее последствия? Он взял себя в 
руки и сказал:
     — Да, дорогой Теренций, вот оно, значит, как.
     И остаток вечера он уже снова был важным вельможей и разговаривал с Теренцием, как 
со своим клиентом — снисходительно, деловито.
     Но горшечник Теренций увидел то, что увидел, и услышал то, что услышал. Он так был 
уверен в своей удаче, что внезапная перемена в обращении со стороны Варрона не могла 
ослабить охватившего его чувства счастья.
     
     7. ВАРРОН РЕШАЕТСЯ СЫГРАТЬ ШУТКУ 
     Дойдя до этого предела, Варрон нашел, что пора серьезно взвесить, следует ли приводить 
в исполнение задуманный план. Прежде всего следовало хорошенько продумать, какие шансы 
на успех были у его Нерона.
     Шансы у него были. Народ никогда не верил, что Нерон действительно убит. Не может 
быть, рассуждали в народе, император Нерон слишком умен, чтобы ему не удалось ускользнуть 
от противников. В особенности на Востоке твердо верили, что Нерон скрывается, с тем чтобы 
в один прекрасный день снова предстать во всем своем блеске и величии. Если теперь, в этой 
благоприятной обстановке, появится человек с внешностью Нерона, а за ним будет стоять 
Варрон, который так хорошо знает душу покойного императора, — если этот человек появится 
на независимой территории, где он будет трудно досягаем для Рима, то такой Нерон, 
безусловно, сможет продержаться долго и наделать немало хлопот губернатору пограничной 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.